Tags: Православные праздники

Свеча

ДУХОВ ДЕНЬ


Небесный Царь царей!
Утешитель словесных!
Живитель всех существ,
Бесплотных и телесных!
Дух Божий, Дух Христов!
Дух истины Святый!
Всех благ сокровище!
Безвидный и простый!
Присутствуя везде,
Всеместно нераздельный!
Вся исполняющий
И всюду безпредельный!
(Автор не известен)
В следующий за Пятидесятницей понедельник совершается праздник в честь Святого Духа. Этот праздник был установлен Церковью «ради величия Пресвятаго и Животворящего Духа, яко един есть (от) Святыя и Живоначальныя Троицы», в противодействие учению еретиков, отвергавших Божество Святого Духа и единосущность Его с Богом Отцом и Сыном Божиим.
Святой Дух един с Отцом и Сыном во всем, посему Он и совершает с Ними все, будучи самовластным, всесильным и благим. Через Него подается всякая мудрость, жизнь, движение, Он — источник всякой жизни. Он имеет все, что имеют Отец и Сын, «кроме нерождения и рождения», исходя от единого Отца.
Святой Афанасий говорит: «Дух Святый от Отца не создан, не сотворен, не рожден, но исходит». Но в чем состоит исхождение Святого Духа от Отца для нас непостижимо, как непостижимо и рождение Сына. Поэтому Святая Православная Церковь никогда не решалась подвергать эту тайну Божества человеческому рассуждению, но всегда исповедовала ее, согласно с учением Спасителя нашего Иисуса Христа (Ин. 15:26). Господь открывает человеку только то, что необходимо для его спасения, и многие тайны остаются для нас за непроницаемой завесой.
Обогащая человека духовными дарами и растя в нем плоды духовные, Дух Святой украшает человека и многообразными добродетелями, делает его, по слову Писания, древом добрым, творящим и плоды добрые (Мф. 7:17).
Жизнь по Духу Святому ясно обнаруживается в плодах Духа, к которым относятся, по словам апостола Павла, «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Галат. 5:22-23).
В народной традиции с Духовым днём часто связаны грозы; по другим поверьям, погода в Духов день определяет и погоду на ближайшие 6 недель — на всё оставшееся лето.
Читаем про Духов день у А. Коринфского:
" Речист русский народ-пахарь, тороват на всякое слово красное. Многое-множество таких слов сделалось «крылатыми», - не то что из года в год, а из века в век, перелетающими вместе с сопутствующими им обычаями, поверьями и приметами. Не обойден народным красным словцом и «Духов день», - как именуется в народе следующий за праздником Троицы-Пятидесятницы понедельник. «До Свята-Духа не снимай кожуха!» - говорит деревенская Русь. Выдаются местами, действительно, такие непогожие весны, что только к этому времени и перестает знобить мужика холодом; особенно близко относится приведенное присловье к русскому северу, где зима-Морана долго еще дает о себе знать, несмотря на теплые ласки Лады-весны, которая даже и от угрюмых обитателей северного-студеного поморья не скрывает своей красной красы.
  Только после этого праздника и можно позабыть о морозах-утренниках вплоть до самой осени - на всем неоглядном просторе Земли Русской. « С Духова дня не с одного неба, а даже из-под земли тепло идет!» - замечает посельщина-деревенщина: - «Не верь теплу до Духова дня!», «Придет Свят-Духов день, - будет на дворе, как на печке!», «И сиверок холоден до Духова дня!», «Зябка девица-рассада, а и та просит у Бога холодку после Духова дня!», «Свят-Дух весь белый свет согреет!», «Доживи до Троицы-Духова-дня, а тепло будет!» - приговаривает дождавшийся лета православный честной люд, во многих местностях с этого праздника, по обычаю старины, начинающий выбираться на летний ночлег из душной избы в более прохладные сени-клети.
    Троица - повсеместный праздник цветов и березок. На Духов день последние остаются красоваться как возле хат, так и в хатах; цветы же, вместе с травой устилавшие пол церковный во время троицкой Божественной службы, подбираются богомольцами, приносятся домой и тщательно сберегаются под божницею: советуют опытные хозяева пользовать ими - вперемешку с другим кормом -больную домашнюю животину (коров - в особенности). Набожные старухи сушат и толкут в ступе принесенные от духовской обедни цветы и бережно хранят порошок на случай болезни кого-нибудь в семье. Достаточно, по их словам, вовремя окурить больного благовонным дымом этого порошка из «священаго цвета», чтобы недуг пошел на поправку. Этим же дымом-«духом» знающие «всякое слово и всякое зелье» люди берутся изгонять бесов из одержимых ими («порченых», «кликуш»).
В народе с давних пор ходит сказание о том, что Духова дня, «как огня», страшится бродящая по земле нечисть. По старинному преданию, повторяющемуся и теперь во многих местах среднего Поволжья, на этот праздник - во время Божественной службы - сходит с неба священный огонь, испепеляющий всех злых духов, попадающихся ему. «И бегут беси огня-духа», - повествует седое народное слово, -«и мещут ся злые духи в бездны подземныя. И в бездне настигает их сила сил земных. Слышит вопль бесовский в сей день Господень заря утренняя, и полдень внемлет ему, и вечер - свете-тихий, - такожде до полунощи... Погибают огнем негасимым беси, их же тьма тем... И не токмо силу бесовскую, разит огнь небесный всяку душу грешную, посягающу на Духа Свята дерзновением от лукавствия»...
    В старину в Духов день устраивались по селам и даже городам особые, к этому празднику нарочито приуроченные игрища. Еще в 30-х годах XIX-го столетия соблюдался этот обычай в Чухломском уезде Костромской губернии. Для сбора участников игрища, накануне вечером, заранее избранной «большухою» рассылались девчата-послы по всем красным девицам, звали-позывали их с матерями и всеми родственницами собираться после обеда на Духов день в заранее определенное место близ села. В урочный час сходились гостейки, званые-прошеные, становились в кружок и запевали песни, на это игрище положенные. Кроме большухи, выбирались всем скопом две девушки, которых обступали хороводом. Они стояли посредине, по окончании одной игры отдавали всем поклоны и снова становились в кружок, а на их место выбирались две других. Очередь при выборе соблюдалась по старшинству лет: младшая пара не должна была выбираться раньше старшей. Песни «игрались» до вечера; перед стадами (возвращением скота с пастбища) все расходились по Дворам, чтобы ночью снова сойтись на том же месте для новых игрпесен хороводных, продолжавшихся до самой полуночи. Все эти песни звучат отголоском свадебных. Вот, например, одна из них, которую и теперь еще можно слышать во многих уголках деревенской Руси:
«Уж ты, улица, улица,
    Уж ты, улица широкая!
    Трава-мурава шелковая!
    Изукрашена улица
    Все гудками, все скрипицами,
    Молодцами да молодицами,
    Душами красными девицами.
    Не велика птичка-пташечка
    Сине море перелетывала,
    Садилася птичка-пташечка
    Среди моря на камышек:
    Слышит, слышит птичка-пташечка:
    Поет, пляшет красна девушка,
    Идучи она за младого замуж:
    Уж ты, млад муж, взвеселитель мой,
    Взвеселил мою головушку.
    Всю девичью красоту!»
Конец этой песни иногда изменяется и поется так: «...слышит, слышит птичка-пташечка: плачет, плачет красна девица, идучи она за стараго замуж: - Ах ты стар муж, погубитель мой! Погубил мою головушку, всю девичью красоту!»
    В белорусских местах девушки и теперь еще «завивают березки» на Духов день, приготовляя столько венков, сколько у каждой завивающей - близких-дорогих людей на Божьем свете: для родимых отца с матерью, для братьев с сестрами, для милых-любезных сердцу девичьему разгарчивому. По этим венкам загадывается о судьбе. «Русалочки-земляночки, на дуб лезли, кору грызли, звалилися, забилися...» - поют при этом гадании. В белорусской же округе меняются ввечеру с Духова на следующий день заневестившиеся красавицы «перстеньками с зеленым глазком» - в знак доброго подружества на веки вечные.
    Есть села-деревни, где сохранилось старинное преданье о том, что перед солнечным на Духов день восходом Мать-Сыра-Земля открывает все свои тайны. Этого не забывают кладоискатели и - как в иных местах в ночь под Ивана-Купалу (с 23-го на 24-е июня) - ходят «слушать клады», помолясь перед тем Святому Духу, припадая ухом ко груди земной. И открывается им «вся несказанная» недр земных и подземных, но это только в том случае, если кладоискатель ведет богобоязненную-праведную жизнь. С первыми лучами солнца красного умолкает вещая речь земли, могущая сразу навсегда обогатить человека. В малорусских деревнях-селах наблюдается любопытное явление: Троицын день слывет там за «Духов», в понедельник же справляется запаздывающее празднование «Троицы - Зеленых Святок».
    Слепые убогие - калики перехожие поют на Духов день следующее песенное сказание («На сошествие»), крайне любопытное в устах его неведомых слагателей, затерявшихся в бездонных глубинах народной Руси:
- «Во граде в Ерусалиме, в Давыдовом доме,
тамо предъявися предивное чудо:
где обитает Пречистая Дева
с ученики Господни, со апостолы Христовы,
бысть шум презельный,
носиму духу бурну,
идеже седяще апостолы
с Царицей Небесной Владычицей Богородицей.
Там проистекает река медоточна;
источник духовный радость днесь исполни,
Троицы нераздельной благодатию наполни,
молитвами Богородицы всех наполни
стран сего света.
Слышите, со апостолы приидите,
в дом Христов-Давыдов с любовию внидите:
приидите, приимите Духа Пресвятаго,
Истинна Пророка, Утешителя Господня.
Он совершает тайны несказанны,
в Божией церкви судьбы неизреченны,
в ней судятся племена, всяких родов лица;
облацы разделяйте;
языцы всем даяше, ловцов умудряше,
уста им отворяше,
глаголом апостольским всех удивляше.
Во всякое время с ними Дух Свят пребываше,
в сердцах почиваше,
в глазах цветом цветяше;
на всяком месте в них всегда сияше,
рыбарями огненная словеса испущаше;
разными языками святыми рекоша,
всех евреев ужасаша,
врагом страшное объявляша.
Спас Избавитель и Дух Утешитель,
Отец безначальный,
Творец Бог и Сын единородный,
Божеством сим равный,
и Дух сопрестольный, существом купно полный,
Святый Боже, от премудрости Твоей Творче,
Святый Крепкий-Сильный, во всех языцех дивный.
Святый Безсмертный Царю...
Всегда аз благодарю.
Приими от нас, рабов Твоих, пение днесь сию хвалу,
поюще Тебе на веки, преклоняем свою главу.
Свет пресветлый ныне в Ерусалимской силе,
духом покрываше, шум бурный являше,
в Божий град Давыдов верных призываше,
в святой дом духовной всех собираше,
очами небесными премудро дозираше,
в жители небесные праведных собираше,
а грешных на земли непокаянны оставляше,
токмо Своею милостию всех покрываше...»
Восхваление Творца-Бога продолжается еще в длинном ряде подобных приведенным песенных слов, а затем стих переходит к самим поющим-восхваляющим: «А мы, многогрешны, рабы недостойны, взыдем на гору с апостолы Христовы, на истинный путь правый, от Отца посланный. Посмотрим очами умными в зерцала небесна, вникнем в свою утробу: ан мы живем тесно, все в нас закрыто, будущая безвестна; редко засвечаема в сердцах своих свечи местны; всегда погашают прелести временны здешны; прокрик почтимся услышать небесный-Божьими судьбами исцелим души многогрешны; слышав Божье слово, оставим сласти здешны. Туюжде дадим славу, наклонивше главу, тихо и умильно после ангельския песни, всегда и на веки с верными человеки. Чтим и величаем Небесную Царицу, со всеми небесными силами ублажаем. Дабы всех святых молитвами нас Бог не оставил, к вечному покою благополучно переправил, и ныне, и присно, и во веки веков, аминь!»
    Кроме приведенного, еще в нескольких других стихах воспевают простодушные певцы этот праздник, величая его «источником радости духовной» и призывая боголюбивых слушателей приобщиться к ним:
«Тайно восплещем, духом веселяща,
    Словесны мысли духовно плодяще,
    Яко руками, движуще устами:
    Дух Святым с нами!
    Всегда благословим всем владущаго
    Царя и Бога, во всех могущаго.
    Присно, в едином Божестве всесильном
    Со Отцем и Сыном!..»
В этот праздник Божий встречает посельская Русь своих убогих гостей - с их умилительным пением - наособицу приветливо. Духовный стих, более чем когда бы то ни было, подходит к настроению во всем полагающихся на Бога и Его защиту крепкую потомков древнего пращура современных русских хлеборобов - Микулы-света-Селяновича.
    Духов день начинает собою на богатой преданиями отцов-дедов Земле Русской «Всесвятскую» неделю.

 Наш фотоальбом ДУХОВ ДЕНЬ!

https://www.facebook.com/zangirovs/media_set?set=a.290536961089655.1073741954.100004000613160&type=1&l=7dc6dbe4a7
Свеча

ТРОИЦУ ПРАЗДНУЕМ!


Еще о нас печалуется Троица,
Еще не все мы веру потеряли,
Еще Россия на земле устроится,
И люди утолят свои печали...
(В.Спринчан)

Наш фотоальбом ТРОИЦУ ПРАЗДНУЕМ!

Свеча

ТРОИЦЫН ДЕНЬ У ЦАРЕЙ


Троицын день во времена московских царей всея Руси сопровождался особой торжественностью в царском обиходе. Царь-государь в этот великий праздник «являлся народу». Царский выход был обставлен по особому уставу. Шел государь в наряде царском: на нем было «царское платно» (порфира), царский «становой кафтан», корона, бармы, наперсный хрест и перевязь; в руке - царский жезл; на ногах - башмаки, низанные жемчугом и каменьями. Венценосного богомольца поддерживали под руки двое стольников. Их окружала блестящая свита из бояр, разодетых в золотые ферязи. Во время следования царя к обедне свита царская шла рядом: люди меньших чинов - впереди, а бояре и окольничие - сзади государя. Постельничий со стряпчими нес «стряпню»: полотенце, стул «со зголовьем», подножье, «солношник» - от дождя и солнца и все прочее, что требовалось по обиходу.
Во всем блеске царского облачения входил государь в Успенский собор - в сопровождении бояр и всех людей ближних. Впереди всего шествия стольники несли на ковре пук цветов («веник») и «лист» (древесный, без стебельков). Царский выход возвещался гулким звоном с Ивана Великого «во все колокола с реутом»; звон прекращался, когда государь вступал на свое царское место. На ступенях этого «места», обитого атласом красного цвета с золотым галуном, ближние стольники поддерживали государя. Торжественно шла обедня. По окончании ее, перед троицкою вечернею, подходили к царю соборные ключари с подобающим метанием поклонов и подносили ему на ковре древесный лист, присланный патриархом. Смешав его с «государевым листом» и разными травами и цветами, они застилали им все царское место и окропляли его розовою водой. Взятым от государя листом они шли устилать места патриаршее и прочих властей духовных. Остаток раздавался боярам и другим богомольцам, по всему храму. Государь преклонял колена и - как говорилось в то время - «лежал на листу», благоговейно внимая словам молитвы. Когда кончалась Божественная служба, он выходил из собора прежним торжественным выходом, «являлся народу», приветствовавшему его радостными кликами, и - в предшествии одного из ближних стольников, несшего «веник» государев, возвращался во свои палаты царские. Колокольный звон не смолкал во все время его следования от собора до дворца.
На Троицкой зеленой неделе царевны с боярышнями увеселялись во дворце играми-хороводами, под наблюдением если не светлых очей самой государыни-царицы, то зоркого взгляда верховых боярынь и мамушек. Для игр и хороводов - как в царицыных, так и в царевниных хоромах были отведены особые обширные сени. Здесь находились и приставленные к царевнам «дурки-шутихи», бахари, домрачеи и загусельники со скоморохами, все - кто должен был доставлять «потеху» и «затеи веселыя». Царевен увеселяли сенные девушки, «игрицы», которыми - вероятно - «игрались» те же самые песни семицкие, что раздавались в это время под березками над водою по всей Руси, справлявшей свои стародавние игрища во славу «Семика честного» и Троицы - Зеленых Святок. (http://www.booksite.ru/fulltext/kor/inp/hsky/26.htm)
Свеча

ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ ОТПРАЗДНОВАЛИ!



Праздник Вознесения Господня празднуется на 40-й день после Пасхи и имеет 1 день предпразднства и 8 дней попразднства.
Празднуем 10 дней, наполняя каждый день упованием на слово Господне!

Отдание праздника бывает в следующую за праздником пятницу 7-й седмицы по Пасхе.

Вот так празднуем:

Наш фотоальбом НЕБЕСА ОБЕТОВАННЫЕ... https://www.facebook.com/media/set/?set=a.282347891908562.1073741932.100004000613160&type=1&l=67d11c4464Наш фотоальбом ВОЗНЕСЕНСКИЕ ГОРКИ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.282792011864150.1073741933.100004000613160&type=1&l=243e03439e


Отдание праздника бывает в следующую за праздником пятницу 7 седмицы по Пасхе.

ЧТО ТАКОЕ «ОТДАНИЕ ПРАЗДНИКА»?

Отданием называется последний день попразднства двунадесятых и великих праздников, длящих много дней (у великих недвунадесятых праздников попразднства и отдания нет). В ортодоксальной литургике онсопровождается не меньшими торжествами, чем сам день праздника. Какой же сакральный смысл несет в себе это церковное действо, иное название которого — апо́досис — переводится с греческого языка как «возвращение»?

Традиция праздновать самые известные и важные события христианской жизни несколько дней пришла в новозаветное богослужение с Ветхого Завета — в Пятикнижии Моисеевом Господь говорит Израилю: «…в течение семи дней приносите жертву Господу; в восьмой день священное собрание да будет у вас, и приносите жертву Господу: это отдание праздника, никакой работы не работайте» (Лев. 23:36). Эта же заповедь народу Божиему повторяется и Книге Чисел: «В восьмой день пусть будет у вас отдание праздника; никакой работы не работайте; и приносите всесожжение…» (Чис. 29:35-39).
Отдание является не чем иным, как возвращением верующего сердца к переосмыслению праздника спустя определенное время. В раннехристианские времена это практиковалось строго на 8‑й день. Обычай посвящать 8-й день попразднества "ушедшему" великому событию сохраняется в литургике и неправославных церквей на протяжении многих веков — 8-дневный период, начинающийся в день самого праздника и заканчивающийся отданием, сегодня именуется в них октавой.
Сложно сказать, было ли празднование отдания распространено в поместных неиудейских христианских общинах с самых первых, апостольских, времен. Но история доносит до нас верные сведения о том, что уже при императоре Константине І проходили 8-дневные празднования в честь освящения храмов-базилик городов Иерусалима и Тира. Позже такая традиция распространилась на двунадесятые ежегодные праздники, и в IV веке начало повсеместно служиться отдание Пасхи и Пятидесятницы, а на Востоке — еще и Богоявления и, позже, Рождества Христова. Примерно в XVII веке появляется традиция празновать отдания дней памяти угодников Божиих — в частности, святых первоверховных апостолов Петра и Павла, святого Лаврентия, римского мученика-архидиакона, святой мученицы Агнессы.

Во время богослужения, приуроченного к отданию праздника, по литургической традиции, поются и читаются все песнопения и молитвы этого дня. При отдании двунадесятых праздников совершается утреня с великим славословием, а во время литургии читаются Апостол и Евангелие дня. Особым по значению временем попразнства наделено Фомино воскресенье, или Неделя Антипасхи. Во время этой недели и самого дня отдания праздника воспоминается история уверения Фомы неверующего, принято читать кондак, причастен и прокимен Антипасхи и святого апостола.
В Православной Церкви существуют праздники, отдание которых в силу различных исторических причин не служится. К таковым в наши дни относятся, например, Покров Пресвятой Богородицы, Рождество и Усекновение честной главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, Обрезание Господне и день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Традиции христианского богослужения, как видим, меняются (и это закономерно, так как Церковь — живой богочеловеческий организм, без перемен она существовать не может), но суть остается прежней.
Говоря об отдании церковного праздника, митрополит Вениамин (Федченков) пишет, что Господь иногда дает Благодать, связанную с тем или иным событием, именно в этот последний день попразднства. Почему? Наверное, по той же причине, по которой Христос, сначала скрывшийся от глаз узнавших его Луки и Клеопы, потом является вновь своим ученикам. Человек не может в полной мере осознать ценность того, что от него не отдаляется хотя бы на время. Чтобы усвоить сакральное понятие и умом, и душой, нужно проникнуться им на протяжении нескольких дней, а затем отпустить во время отдания, с нетерпением ожидая его возвращения. Субботство, то есть празднование Ветхого и Нового Завета вряд ли можно намертво привязать к какому-либо календарному дню — это, скорее, особое состояние.

Именно поэтому субботами в ветхозаветных Писаниях называются и день недели, и календарные даты, и даже годы. Отдание праздника — это также «суббота Господу Богу твоему». Храня в себе ощущение попразднства 8 дней, христианин учится чувствовать часть Божией Благодати постоянно — и это самый верный шаг к достижению того, о чем говорит Священное Писание: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21).
В день отдания праздника, как и в сам праздник, положено по возможности избегать любой работы и творить дела милосердия во славу Божию. А еще это прекрасное время для того, чтобы критически посмотреть на собственную веру, найти те слабые места в ней, которые нуждаются в Помощи и Врачевании Божиих. Каждый может и, пожалуй, должен спросить себя: пойду ли я на это празднование отдания, как на саму службу в «красный» день церковного календаря? Осознаю ли, в какой чистоте и святости следует держать мои мысли в честь дня, когда явилась особая Господня Благодать? Могу ли я в отдание праздника принести положенную жертву Богу, которая в новозаветное время выражается не в крови тельцов и козлов, а в том самом, описанном святым царем и пророком Давидом, «духе сокрушенном»?
И вообще — знаю ли я, насколько важен этот завершальный цикл воспоминания Церкви о Божием празднике? Только понимание всего этого поможет определить, насколько настоящая или, наоборот, формальна собственная вера. Понять это следует не для того, чтобы укорять и уничижать себя без конца, но чтобы, поняв и приняв то состояние своей души, которое есть, неустанно двигаться к лучшему. К достойному отданию земной жизни и воссоединению со Спасителем.
Конечно, сейчас уже не апостольские времена, и далеко не каждый работающий человек может позволить себе в завершение попразднства пойти на службу и причаститься, как полагается. Но отдание, как и память о празднике, следует хранить в сердце. Это — прежде всего…
Виктория Матвеева

Источник: Pravda.ru
http://hram-troicy.prihod.ru/nachinayshemy_hristianiny/view/id/1141130
Свеча

Отдание Пасхи. «Господи! Дай нам не забыть это!»

Митрополит Вениамин (Федченков)

Красота пасхального быта.
…Пасха прошла… уже «отдание»…

Припоминаю, как один епископ говорил, что иногда Господь дает пасхальную благодать в последний день, на отдание… Хотя я и не имел никаких оснований возражать против этого, считая мысль совершенно правильной, но в сердце (странно устроена наша душа) где-то таилось равнодушное маловерие…Потому я даже забыл про то, чтобы просить чего-либо у Воскресшего… Но милость Божия — как бывает это нередко — дана была неожиданно, не по заслугам… Благодать есть «благодать», то есть не заслуженный дар. И какая дивная, чрезвычайная, единственная за всю мою жизнь благодать… Не хочется даже говорить о ней, а нужно скрыть, как драгоценное сокровище, от посторонних очей и, особенно, врагов.. Поэтому запечатлею крестом святым дальнейшие строки о ней…

Попразднество Пасхи

«Оканчивая светлое торжество Пасхи седмицею (субботою), Церковь продолжает его, хотя с меньшею торжественностию (как попразднество), еще тридцать два дня до Вознесения Господня (по день «отдания» Пасхи) и, сверх того, вспоминает воскресение Христово еженедельно, в первый день седмицы». У евреев первым днем считалась суббота: а у христиан стал почитаться день воскресения. Скажем об обоих днях.

До «отдания» каждое воскресенье поются (кроме Фоминого) на вечерне «стихиры Пасхи» («Дa воскреснет Бог… Пасха красная…»), со славником празднуемой недели (мироносицам и проч.); а также поется пасхальный канон («Воскресения день…»). И ежедневно всякая служба начинается с пения (или чтения, на часах) тропаря: «Христос воскресе…»





«Воскресение Христово…» на всенощной под воскресный день поется трижды, а не один раз. Ексапостиларий (или светилен по каноне) сначала поется пасхальный «Плотию уснув» потом уже — празднуемой недели.

Так ясно празднуется «попразднество» воскресения Христова — тридцать девять дней! Это — совершенно небывалое торжество! Обычно попразднество продолжается от одного до восьми дней.Потом, накануне Вознесения, совершается «отдaние» Пасхи. Службы начинаются со свечами, кадилом и пением стихир, как и на Пасху; и проч., как и в воскресенья пасхальной седмицы; и с великим славословием.Эта же служба является одновременно и предпразднеством Вознесения, поэтому третий канон полагается уже Вознесению. На литургии — прокимен «Сей дeнь…»; но «Апостол и Евангелие – дня».

А конец – «якоже указася и на самую Пасху…», «И тако отдается праздник святаго и живоноснаго Христова воскресения».
Плащаница уносится в среду: Господь завтра возносится (хотя об этом в службах не указывается). Но воскресение Христово воспоминается весь год, каждый воскресный день; и этот день потому и называется «Господним» днем. И, таким образом, Пасха совершается,- в сущности, весь год, по воскресным дням, то есть все пятьдесят два воскресенья.

И, по церковному уставу, служба в этот день совершается без коленопреклонения. Каждое воскресенье читается на утрене Евангелие о явлениях Христа по воскресении Своем (одиннадцать чтений составляют «столп», который снова повторяется). Поется, по Евангелии, «Воскресение Христово видевше…» и «Воскрес Иисус от гроба…».

Первый канон посвящается непременно воскресению Христову, а второй — уже кресту и воскресению.

Верующие должны участвовать на службах.

По великом славословии поются, по очереди, тропари: «Днecь спасение…» или «Воскpec из гроба…».

И этот день отводится также делам милосердия.

По этому поводу святитель Иоанн Златоуст говорил так: «B первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя», — согласно повелению апостола Павла — и сберегает, сколько позволит ему состояние… (1 Кор. 16, 2-3).

Для чего же апостол этот день назначил для пожертвования? Почему не сказал: в понедельник, во вторник или в прочие дни недели? Конечно, — с тем намерением, чтобы в самом дне воскресения иметь побуждение сильнее располагать нас к благотворению.

И почему этот день — способнее побудит нас к милостыне?

Что всего важнее: мы получили бесчисленные благодеяния: в оный попрана смерть; уничтожено проклятие; истреблена власть греха; врата адовы сокрушены; пленен Диавол: прекращена долговременная вражда; на земле водворился мир; род человеческий достиг прежнего — гораздо большего — благородства. Святой Златоуст — великий проповедник милостыни. За это собственно он и пострадал, обличая богатых!

Эта милостыня бедным, говорит он, очень часто и есть лучшая «служба» Богу и высшая красота Пасхи. Недаром предки наши в дни больших праздников посещали больницы и тюрьмы; и посещали заключенных; или посылали им дары…

Ведь на Страшном суде Господь именно об этом спросит нас: напитали ли? напоили ли? одели ли? посетили ли? Вообще, оказали ли любовь меньшим братьям Христовым? Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). И место ли нам быть с Ним на трапезе Его в Царствии с Ним,- если мы не окажем милости Его братьям (Лк. 22, 30)?

Не думаю! Слово Христово — истина!.. И тот же святой Златоуст так настойчиво говорит о милостыне. Например: «…хотя у тебя много грехов, но, так как милостыня твоя защитница, то не бойся; ни одна из вышних сил не останавливает ее, она требует должного, имея в руках собственное рукописание. Это — глас Самого Господа, что, кто сотворил единому сих меньших, тот — Мне сотворил… (Мф. 25, 40). Таким образом, сколько бы ни было У тебя других грехов, твоя милостыня перевешивает Bce» (Т. 2. С. 327).

«Бедные — врачи наших душ, благодетели и предстатели; потому что ты не столько даешь им, сколько получаешь: даешь серебро, а получаешь Царство Небесное; облегчаешь бедность, а примиряешь себя с Владыкою» (т. 3. С. 308).

«…Подающий щедрую милостыню и здесь живет с доброю совестью, и, когда переселится отсюда, находит великую милость у Судии и услышит вместе с прочими эти блаженные слова: приидите, благoсловеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира… (Мф. 25, 34)» (Т. 4. С. 33).

«… Не запрещаю делать богатые вклады (на храм): требую только, чтобы вы вместе с вкладами — и даже прежде них — творили милостыню. Хотя Бог приемлет и вклады, но гораздо лучше — милостыню. <…> Что пользы, если трапеза Христова полна золотых сосудов, а Сам Христос томится голодом?» (т. 7. С. 522).

Милостыня — важнее жертв: милостыни, а не жертвы (Ос. 6, 6; 9, 4). Она отверзает небеса: молитвы твоя и милостыни твоя взыдоша на память пред Бога (Деян. 10, 4). — Апостол Павел сказал сначала о воскресении, и тотчас же о милостыни! (1 Кор.15; 16. См. толкование Златоуста).

Господи! Дай нам не забыть это!

Митрополит Вениамин Федченков – Пасха. О праздниках и богослужениях православной церкви, Москва 2007

http://hramsaburovo.ru/otdanie-pashi-2-3/
Свеча

ТРЕТЬЕ ОБРЕТЕНИЕ ГЛАВЫ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ ГОСПОДЕНЯ


Третье обретение честной главы святого Иоанна Предтечи

Третье обретение честной главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна было около 850 года. Во время волнений в Константинополе в связи с ссылкой святителя Иоанна Златоуста (память 13 ноября) глава святого Иоанна Предтечи была унесена в город Емесу. Оттуда во время набегов сарацин она была перенесена (около 810 - 820 гг.) в Команы и там, в период иконоборческих гонений, была скрыта в земле. Когда иконопочитание было восстановлено, патриарху Игнатию (847 - 857) во время ночной молитвы было указано в видении место, где скрыта глава святого Иоанна Предтечи. Первосвятитель сообщил об этом императору, который послал посольство в Команы, и там глава была в третий раз обретена, в указанном патриархом месте, около 850 года. Позже глава вновь была перенесена в Константинополь и здесь 25 мая положена в придворной церкви, часть святой главы находится на Афоне.

После усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, тело его было погребено учениками в самарийском городе Севастии, а честная глава сокрыта Иродиадой в бесчестном месте. Благочестивая Иоанна, жена царского домоправителя Хузы (о ней упоминает святой евангелист Лука - Лк. 8, 3), тайно взяла святую главу, положила ее в сосуд и погребла на горе Елеонской - в одном из поместий Ирода. Через много лет поместье это перешло во владение благочестивому вельможе Иннокентию, который стал строить там церковь. Когда копали ров для фундамента, был обретен сосуд с честной главой Иоанна Крестителя. Иннокентий узнал о величии святыни по бывшим от нее благодатным знамениям. Так произошло Первое обретение главы. Иннокентий хранил ее с величайшим благоговением, но перед своей смертью, боясь, как бы святыня не была поругана неверными, он снова скрыл ее в том самом месте, где обрел. По кончине его церковь пришла в запустение и разрушилась.

В дни равноапостольного царя Константина Великого (+ 337, память 21 мая), когда христианская вера стала процветать, двум инокам, пришедшим в Иерусалим на поклонение святым местам, дважды явился сам святой Предтеча и открыл место нахождения своей честной главы. Инокн отрыли святыню и, положив ее в мешок из верблюжьей шерсти, пошли к себе домой. По дороге они встретили незнакомого горшечника и дали ему нести драгоценную ношу. Не зная, что он несет, горшечник спокойно продолжал путь, Но ему явился сам святой Предтеча и велел бежать от нерадивых и ленивых иноков вместе с тем, что было у него в руках. Горшечник скрылся от иноков и дома с почестью хранил честную главу. Перед смертью он запечатал ее в водоносный сосуд и передал сестре. С тех пор честная глава была преемственно хранима благоговейными христианами, пока ее обладателем не стал священник Евстафий, зараженный арианской ересью. Он совратил множество недужных, исцелившихся от святой главы, приписывая благодать еретичеству. Когда его кощунство открылось, он был вынужден бежать. Закопав святыню в пещере, близ Емессы, еретик рассчитывал впоследствии вернуться и снова овладеть ею для распространения лжеучения. Но Бог не допустил этого. В пещере поселились благочестивые иноки, а потом на этом месте возник монастырь. В 452 г. архимандриту этой обители Маркеллу святой Иоанн Креститель в видении указал место сокрытия своей главы. Это обретение стало праздноваться как второе. Святыня была перенесена в Емессу, а затем в Константинополь.
О святом Иоанне Крестителе, см.: Мф. 3, 1 - 16; Мф. 11, 1 - 19; Мф.14, 1 - 12; Мк. 1, 2 - 8; Мк. 6, 14 - 29: Лк. 1, 5 - 25, Лк.1, 39 - 80; Лк.3, 1 - 20; Лк. 7, 18 - 35; Лк. 9, 7 - 9; Ин. 1, 19 - 34; Ин. 3, 22 - 26.
( http://azbyka.ru/days/2014-06-07)
Наш фотоальбом ИОАНН КРЕСТИТЕЛЬ ГОСПОДЕНЬ
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.471723702970979.1073742265.100004000613160&type=1&l=b2c3e87cb6
Свеча

ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОБОР: ОТПРАЗДНОВАЛИ ЮБИЛЕЙ!



                                                                                                         
В мае 2016 года одному из старейших храмов Хабаровска -Христорождественскому собору - исполнилось 115 лет.
Отпраздновали!


Наш фотоальбом ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКИЙ СОБОР: ОТПРАЗДНОВАЛИ ЮБИЛЕЙ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.847742605369085.1073742549.100004000613160&type=1&l=c192cc211f


Наш фотоальбом https://www.facebook.com/zangirovs/media_set?set=a.845939495549396&type=3
Свеча

ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОМУ СОБОРУ В ХАБАРОВСКЕ - 120 лет!

В мае 2021 года одному из старейших храмов Хабаровска -Христорождественскому собору - исполнилось 120 лет.
Наш фотоальбом ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОМУ СОБОРУ В ХАБАРОВСКЕ - 115 лет!

Наш фотоальбом ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОМУ СОБОРУ В ХАБАРОВСКЕ - 120 лет! https://picasaweb.google.com/105729711606267924036/6288594311269440833
Свеча

В.НИКИФОРОВ-ВОЛГИН. ЗЕМЛЯ ИМЕНИННИЦА


Березы под нашими окнами журчали о приходе Святой Троицы. Сядешь в их засень, сольешься с колебанием сияющих листьев, зажмуришь глаза, и представится тебе пересветная и струистая дорожка, как на реке при восходе солнца; и по ней в образе трех белоризных ангелов шествует Святая Троица.
Накануне праздника мать сказала:
— Завтра земля именинница!
— А почему именинница?
— А потому, сынок, что завтра Троицын день сойдется со святым Симоном Зилотом, а на Симона Зилота земля именинница: по всей Руси мужики не пашут!
— Земля именинница!
Эти необычайные слова до того были любы, что вся душа моя засветилась.
Я выбежал на улицу. Повстречал Федьку с Гришкой и спросил их:
— Угадайте, ребята, кто завтра именинница? Ежели угадаете, то я куплю вам боярского квасу на две копейки!
Ребята надулись и стали думать. Я смотрел на них, как генерал Скобелев с белого коня (картинка такая у нас).
Отец не раз говорил, что приятели мои Федька и Гришка не дети, а благословение Божие, так как почитают родителей, не таскают сахар без спроса, не лазают в чужие сады за яблоками и читают по-печатному так ловко, словно птицы летают. Мне было радостно, что таким умникам я загадал столь мудреную загадку.
Они думали, думали и, наконец, признались со вздохом:
— Не можем. Скажи.
Я выдержал степенное молчание, высморкался и с упоением ответил:
— Завтра земля именинница!
Они хотели поднять меня на смех, но потом, сообразив что-то, умолкли и задумались. — А это верно,— сказал серьезный Федька,— земля в Троицу завсегда нарядная и веселая, как именинница!
Ехидный Гришка добавил:
— Хорошая у тебя голова, Васька, да жалко, что дураку досталась!
Я не выдержал его ехидства и заревел.
Из окна выглянул мой отец и крикнул:
— Чего ревешь? Сходил бы лучше с ребятами в лес за березками!
Душистое и звенящее слово «лес» заставило дрогнуть мое сердце. Я перестал плакать. Примиренный, схватил Федьку и Гришку за руки и стал молить их пойти за березками.
Взяли мы из дома по ковриге хлеба и пошли по главной улице города с песнями, хмельные и радостные от предстоящей встречи с лесом. А пели мы песню сапожников, проживавших на нашем дворе:
Моя досада — не рассада: Не рассадишь по грядам; А моя кручина — не лучина: Не сожжешь по вечерам.
Нас остановил пузатый городовой Гаврилыч и сказал:
— Эй, вы, банда! Потише!
В лесу было весело и ярко до изнеможения, до боли в груди, до радужных кругов перед глазами. Повстречались нам в чаще дровосеки. Один из них — борода, что у лесовика,— посмотрел на нас и сказал:
— Ребята живут, как ал цвет цветут, а наша голова вянет, что трава...
Было любо, что нам завидуют и называют алым цветом.
Перед тем как пойти домой с тонкими звенящими березками, радость моя была затуманена.
Выйдя на прилесье, Гришка предложил нам погадать на кукушку — сколько, мол, лет мы проживем.
Кукушка прокуковала Гришке 80 лет, Федьке 65, а мне всего лишь два года.
От горькой обиды я упал на траву и заплакал:
— Не хочу помирать через два года!
Ребята меня жалели и уговаривали не верить кукушке, так как она, глупая птица, всегда врет. И только тогда удалось меня успокоить, когда Федька предложил вторично «допросить» кукушку.
Я повернул заплаканное лицо в ее сторону и сквозь всхлипывание стал просить вещую птицу:
— Кукушка, ку-у-ку-шка, прокукуй мне, сколько лет на свете жить?'
На этот раз она прокуковала мне пятьдесят лет. На душе стало легче, хотя и было тайное желание прожить почему-то сто двадцать лет...
Возвращались домой при сиянии звезды-вечерницы, при вызоренных небесах, по тихой росе. Всю дорогу мы молчали, опускали горячие лица в духмяную березовую листву и одним сердцем чувствовали: как хорошо жить, когда завтра земля будет именинница!..
Приход Святой Троицы на наш двор я почувствовал рано утром в образе солнечного предвосходья, которое заполнило нашу маленькую комнату тонким сиянием. Мать уставно затепляла лампаду перед иконами и шептала:
— Пресвятая Троица, спаси и сохрани-
Пахло пирогами, и в этом запахе чувствовалась
значительность наступающего дня. Я встал с постели и наступил согретыми ночью ногами на первые солнечные лучи — утренники.
— Ты что в такую рань? — шепнула мать.— Спал бы еще.
Я деловито спросил ее:
— С чем пироги?
— С рисом.
— А еще с чем?
— С брусничным вареньем.
— А еще с чем?
— Ни с чем.
— Маловато,— нахмурился я,— а вот Гришка мне сказывал, что у них сегодня шесть пирогов и три каравая!
— За ним не гонись, сынок... Они богатые.
— Отрежь пирога с вареньем. Мне очень хочется!
— Да ты, сынок, фармазон, что ли, али турка? — всплеснула мать руками.— Кто же из православных людей пироги ест до обедни?
— Петро Лександрыч,— ответил я,— он далее и в посту свинину лопает!
— Он, сынок, не православный, а фершал! — сказала мать про нашего соседа фельдшера Филиппова.— Ты на него не смотри. Помолись лучше Богу и иди к обедне.
По земле имениннице солнце растекалось душистыми и густыми волнами. С утра улсе было знойно, и все говорили — быть грозе!
Ждал я ее с тревожной, но приятной настороженностью — первый весенний гром!
Перед уходом моим к обедне пришла к нам Лида — прачкина дочка, первая красавица на нашем дворе, и, опустив ресницы, стыдливо спросила у матери серебряную ложку. — На что тебе?
— Говорят, что сегодня громовой дождь будет, так я хочу побрызгать себя из серебра дождевой водицей. От этого цвет лица бывает хороший!
Сказала и заяснилась пунцовой зорью.
Я посмотрел на нее, как на золотую чашу во время литургии, и, заливаясь жарким румянцем, с восхищением и радостной болью воскликнул:
— У тебя лицо, как у Ангела Хранителя!
Все засмеялись. От стыда выбежал на улицу, спрятался в садовой засени и отчего-то закрывал лицо руками.
Именины земли церковь венчала чудесными словами, песнопениями и длинными таинственными молитвами, во время которых становились на колени — а пол был устлан цветами и свежей травой. Я поднимал с пола травинки, растирал их между ладонями и, вдыхая в себя горькое их дыхание, вспоминал зеленые разбеги поля и слова бродяги Яшки, исходившего пешком всю Россию.
— Зеленым лугом пройдуся, на синее небо на-гляжуся, алой зоренькой ворочуся!
После обеда пошли на кладбище поминать усопших сродников. В Троицын день батюшки и дьякона семи городских церквей служили на могилах панихиды. Около белых кладбищенских врат кружилась, верещала, свистела, кричала и пылила ярмарка. Безногий нищий Евдоким, сидя в тележке, высоким рыдающим голосом пел про Матерь Божию, идущую полями изусеянными и собирающую цветы «дабы украсить лсивоносный гроб Сына Своего Возлюбленного».
Около Евдокима стояли бабы и, пригорюнившись, слушали. Деревянная чашка безногого была полна медными монетами. Я смотрел на них и думал: хорошо быть нищим! Сколько на эти деньги конфет молено купить!
Отец мне дал пятачок (и это праздник). Я купил себе на копейку боярского квасу, на копейку леденцов (четыре штуки) и на три копейки «пильсиннаго» мороженого. От него у меня заныли зубы, и я заревел на всю ярмарку.
Мать утешала меня и говорила:
— Не брался бы, сынок, за городские сладости! От них всегда наказание и грех!
Она перекрестила меня, и зубы перестали болеть.
На кладбище мать посыпала могилку зернами — птицам на поминки, а потом служили панихиду. Троицкая панихида звучала светло, «и жизнь бесконечная», про которую пели священники, казалась тоже светлой, вся в цветах и в березках.
Не успели мы дойти до дома, как на землю упал гром. Дождь вначале рассыпался круглыми зернинками, а потом разошелся и пошел гремучим «косохлестом». От веселого и большого дождя деревья шумели свежим широким говором, и густо пахло березами.
Я стоял на крыльце и пел во все горло...
На середину двора выбежала Лида, подставила дождю серебряную ложечку и брызгала милое лицо свое первыми грозовыми дождинками.
Радостными до слез глазами я смотрел на нее и с замиранием сердца думал: «Когда я буду большим, то обязательно на ней женюсь!»
И чтобы поскорее вырасти, я долго стоял под дождем и вымочил до нитки свой новый праздничный костюм.
Свеча

МАРФА, МАРФА, ОТЛОЖИ СМАРТФОН АВТОР: ЕЛЕНА ЖОСУЛ ДАТА: 26.04.2015


МАРФА, МАРФА, ОТЛОЖИ СМАРТФОН
АВТОР: ЕЛЕНА ЖОСУЛ ДАТА: 26.04.2015

Марфа, Марфа, отложи смартфон
Женский взгляд на житейский марафон в Мироносицкую неделю
Я легко подружилась бы с Марфой. Нам было бы о чем поговорить, и нашлось бы, на что друг другу пожаловаться! Ее суетливость и перегруженность совершенно неотложными хлопотами мне понятна и знакома. В расписании не найти свободных окон, а прямо в данный момент надо срочно (вы поняли – СРОЧНО!) посадить дюжину розовых кустов и смоковниц. Ведь нет гарантий, что все примутся и ни одна не засохнет.
И, конечно, совершенно нет времени на эти ваши разговоры. У Марфы постоянный цейтнот и ни на что не хватает рук. Живи Марфа сейчас, ее смартфон не остывал бы от звонков и оповещений о новых сообщениях в фейсбуке. А Мария… Ее образ жизни, независимость от темпоритмов времени, расположенность к созерцательности вызывают неизменную белую зависть и уважение. И всему этому обязательно надо научиться. И взять, в конце концов, Марию за образец, хотя бы на время очередного поста. Но… как-нибудь потом, когда в графике появятся просветы.
А прямо сейчас – немедленно долить масла в светильники, поставить айфон на подзарядку, разгрести почту, провести благотворительную акцию в помощь нуждающимся. И главное – составить список продуктов для закупки к постному ужину. Ведь не будешь же кормить высокого Гостя абы чем?! Я обязательно послушаю Тебя, Господи, но только не сейчас, хорошо? Ты не мог бы говорить громче, с кухни не слышно?..
Не мы такие, жизнь такая. Все живут в сумасшедшем ритме, это издержки нынешнего века и мира сего. Но я же при всем при этом служу Тебе. Стараюсь для Тебя, притом без лукавства. Ты же знаешь, Господи, сколько всего я делаю по части благоукрашения. Ведь это же всё нужно?.. И пусть все это – нескончаемый, беспросветный круговорот житейской суеты по нарастающей. И пусть от него никуда не деться. Потому что, конечно, хотя Мария благую часть избра, но ведь и здесь, во всей этой суетности, надо наводить хоть какой-то порядок, Господи! Надо же кому-то разгребать – во Имя Твое – и эти завалы. Ты же Сам знаешь, насколько не хватает делателей… Поэтому… я побегу?
Вот такие логические умопостроения белки, старательно бегущей в своем колесе. И в этом свете одно из наиболее утешительных евангельских мест для меня – свидетельство апостола Иоанна, что Господь любил Марфу. Конечно, и сестру ее любил, и Лазаря! Но в данном случае лично мне оказываются важными именно эти черным по белому напечатанные слова: «Иисус же любил Марфу» (Ин 11:5). Любил! Несмотря на всю ее суетность, порой бестолковую. Несмотря на поглощенность сиюминутными задачами и не слишком, вероятно, частое обращение внутреннего взора к вечности. Любил и поэтому снисходил. К этой слабости – женской, а, в конечном счете, человеческой природы, когда в самом благом стремлении обустроить и усовершенствовать мы теряем голову, напрочь забывая о приоритетах.
Руками всегда делать легче, чем сердцем и умом. До зеркального блеска отдраить подсвечник, вовремя перетушить все свечи – ни раньше, ни позже, а именно в нужный момент погасить огарок, не пропустить бы – глядишь, и Литургия прошла. Незаметно почти, без утруждения. Как будто подсвечником этим можно спастись…
Поэтому вся надежда только и остается, что на Его снисхождение.