Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Свеча

МЫ ВСЕГДА ВМЕСТЕ!

Это мы!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Мы - празднолюбцы! Мы так и назвали свой ЖЖ:СОТВОРИМ ПРАЗДНИК!
Мы - это Ольга и Владимир Зангировы.


  • Здесь с Вами мы вместе!Мы желаем делиться с Вами радостью жизни с Богом и в Боге!

  • Наши Ангельские дни:11/24 июля Святой равноапостольной княгини Ольги и 15/28 июля Святого равноапостольного князя Владимира.

  • Не считаем возможным самим искать друзей через социальные сети - их дает Господь!

  • “О сем разумеют вси,яко мои ученицы есте,аще любовь имате между собою.”

Мы сами себя фотографируем день за днем,год за годом! Мы представляем Вам видео-и фоторепортажи о наших семейных православных традициях!Если Вас не затруднит пройтись по нашим  ссылкам,то Вы получите прямой доступ к нашим страницам в других социальных сетях.

- Дорогие друзья! Просим Ваших Святых молитв!
Мы делимся с Вами радостью о Господе! И радость наша не отымется от нас вовеки!
Свеча

АГРАФЕНА-КУПАЛЬНИЦА


Мученица Агриппина Римляныня








АГРАФЕНА-КУПАЛЬНИЦА    

В северо-восточных местах России праздновали вместо Купалы Агриппину-купальницу. Перед собиранием хлеба приносили ей жертвы и с того же времени начинали купаться в реках, потому она прозвана купальницею. Молодые люди украшались венками, раскладывали ввечеру огонь, плясали и пели в честь купальницы. В Архангельской губ. топят бани в день св. Агриппины, настилают пол травою купальницею (лютик), а потом купаются в реке. В окрестностях Москвы девушки парятся в банях свежими вениками, связанными из целебных трав, и готовят кашу. В Петербурге встречалось мне видеть, что старые люди накануне Агриппины-купальницы парятся свежими березовыми вениками со смесью разных жгучих и целебных трав: крапивы, лютика, папоротника, богородицкой травы, ивана-да-марьи, ромашки, мяты и полыни* [* Я спросил у одного старика, для чего это делают? – Э, барин, ты вишь и не знаешь, – отвечал он, – эти травы изгоняют всю телесную нечистоту, а Аграфена-купальница заповедала то нам.].
      В некоторых уездах Новгород, губ. (около Старой и Новой Ладоги и Тихвина) топят на Иванов день бани и парятся травою иван-да-марья. В Нерехотском уезде (Костромской губ.) девушки собираются накануне Аграфены-купальницы к одной из своих подруг толокчи в ступе ячмень, и это толчение сопровождается веселыми песнями. На другой день варят из него кашу, которая называется кутьею, и едят ее вечером с коровьим маслом; потом берут передние колеса телеги с осью и оглоблями, возят сидящих на оси по селению и полям, распевая до утренней росы, и, в заключение, умываются росою, думая, что она приносит здоровье** [** Кар. «И. Г. Р.», т. 7. с. 187 – 189, примеч. 371 и 372; т. I, с. 90 – 91, изд. 1817 г.].
      В других местах России производили иначе празднество Купальницы и Купалы. В день св. Агриппины собирали крапиву, шиповник и другие колючие растения, клали в кучу и скакали через них не только люди, но и рогатый скот, чтобы воспретить русалкам, лешим, ведьмам и злым духам доить молоко, которое, до мнению народа, засыхает у коров после их доения. Ночью возобновляли зажженные огни, чтобы предохранить свои стада от порчи леших*** [*** Guthrie «Dissert. Sur les antiq. de Russie», c. 77.].
      Более ста лет тому назад ижоряне праздновали в окрестностях Петербурга ивановский огонь с особым отличием от других. По рижской дороге, в 10 верстах от Петербурга, находилась липа, ветви которой сплетались с ветвями других деревьев так, что они образовывали природную беседку. Петр В. не раз отдыхал в ней. Тут собирались ижорки в Аграфенин день и проводили всю ночь при разложенном огне, с пением и воплем. Напоследок сжигали белого петуха, сопровождая жертвоприношение скачками и плясками.
      В других местах приносили славяне жертву с 24 по 29 июня Куполе, которого боготворили под видом бога земных плодов. Юноши, девицы, мужчины и женщины, украшенные венками и опоясанные травяными и цветными поясами, раскладывали огонь, плясали около него, взявшись за руки, и пели песни при перепрыгивании. В день Петра и Павла с теми же обрядами ставили качели; качались, пели, плясали и скакали на досках* [* Чулков «Абевега русск. суев.». {См.: Аграфенин, с. 1 и Купало, с. 228, изд. 1786, Москва.]. В Москве издревле празднуется на трех горах Иванов день. Несколько лег тому назад разводили здесь огни и пировали.
   

МЕСТНОЕ СОВЕРШЕНИЕ КУПАЛЬСКИХ ОГНЕЙ

      Купальские огни разводятся по всей России с некоторыми местными изменениями. На Подоле и Волыни девицы сходятся в то место, где поставлена убранная венками и цветами верба, называемая Купайло, и, идучи вокруг нее, поют печальные песни. Мужчины и женщины стекаются на это зрелище в праздничных одеждах; молодые парни бросают полевые цветы на то место, где ходят девушки, и потом бросаются на вербу, отнимают ее у девушек и обрывают венки и цветы.
      Простой народ в Литве верит, что в ночь пред Ивановым днем ведьмы высасывают молоко у коров, но чтобы воспрепятствовать им, втыкают по углам хлевов ветви ласточьего зелья, над дверями вешают убитую сороку и приколачивают крест-накрест кусочки сретенской восковой свечи. Другие ходят в полночь искать в лесу папоротник. Желающий достать папоротник отправляется один в глубину леса, чтобы не было слышно пения петуха, и, пришедши на то место, где он растет, очерчивает около себя круг рябиновой палкою и садится в нем. Едва покажется цвет, он должен немедленно сорвать его, но тотчас вылетят из ада черти, будут его упрашивать, чтобы он отдал; если это не склонит его, то начнут путать, грозить, скрежетать зубами, выть пронзительно и страшно. Но он не должен выходить из своей черты и спокойно ожидать зари. Если он выйдет за черту круга, то у него вырвут папоротник, производящий чудесное действие: владеющий им делается колдуном, знает прошедшее и будущее. В Иванов день солнце, по мнению людей, выезжает из своего чертога, на трех конях: серебряном, золотом и бриллиантовом к своему супругу месяцу; в проезд свой пляшет солнце и рассыпает по небу огненные искры, которые могут видеть только при его восходе.
      Накануне субботки или Ивана Купалы не выпускают земледельцы в поле своих коней <для того>, чтобы ведьмы не ездили на них в Киев, на Лысую гору, где в то время бывает их сборище.
      В день Купалы складывают костер из поношенных лаптей, онуч и лубяных вещей и зажигают -их; потом скачут и поют, пока не сгорит весь костер. Когда сгорит более половины, тогда перескакивают через него парни, девицы, вдовы и женатые. Женщины приносят с собою вареники и водку и угощают веселящихся. Вареники готовят из грешневой муки и начиняют их толченым конопляным семенем и луком. После начинают танцевать около костра, бросая в него березу и конопель* [* Golebow. «Gry i zabaw.», ч. 3, с. 299.].
      В Белоруссии вбивают накануне Ивана, по солнечном заходе, кол в землю; обкладывают его соломою и коноплей, а на самый верх кладут пук соломы, называемый Купало. Когда смеркнется, зажигают его, а вокруг бегают поселяне и поселянки, бросая в него березовые сучья и приговаривая:
      Коб мой лен
      Так великий був,
      Як етая фарасина! –
      т. е. если б мой лен был так велик, как эта хворостина. Девушки, парни и молодые женщины поют потом:
      Купала на Ивана!
      Где, купала, начавала?
      Купала на Ивана!
      Купала на Ивана,
      Начевала у Ивана.
      Купала на Ивана!
      Купала на Ивана,
      Шо у Ивана уживала.
      Купала на Ивана!
      Купала на Ивана
      Уживала варенище у алейще.
      Купала на Ивана!
      Купала на Ивана,
      Рыбку з перцем,
      Чеснок с клейцем.
      Купала на Ивана!
      Купала на Ивана.
      В других местах собирают ночью девушки и молодые женщины лечебные травы: лопань, былицу, яскер, полынь, руту и расходник. Не участвовавшая в забавах <из-за> домашних занятий предается грусти, и это очень хорошо выражено в песне:
      Молодая, молодица.
      Выйди до нас на улицу,
      Разложи купальницу.
      Николы мени выходиты,
      Бо дитя малое,
      Свекровь лежит, не колыше,
      А свекруха сидыт, не дримае.
      Малая ночка,
      Купалыночка!
      Не выспалася Гануся –
      Змочила хустоньку
      Слезы утираючи;
      Шукала шнуры едвабны,
      Путала кони вороны.
      Малая ночка,
      Купалыючка!
      Не выспалася Парася –
      Погнала волы хлипаючи,
      Змочила огонь котячи,
      Слезы утираючи;
      Шукала шнуры валовы,
      Путала щуры половы* * Goleb. «Gry i zabaw.», ч. 3, с. 298 – 301.] [.
      В местечке Гомеле** [** Принадлежащем ныне фельдмаршалу графу Паскевичу-Ереванскому, князю Варшавскому.], близ города Белиц (Могилевской губ.) поют:
      У пана Ивана посередь двора
      Стояла верба,
      На верби горили свичи.
      С той вербы капля упала,
      Озеро стало.
      В озере сам Бог купався
      С дитками, судитками*** [*** Paul. «Piesn lud. polsk.», с. 24.].
      В Витебской губер. накануне Иванова дня, называемого Яни день, собираются по домам поселянки до солнечного восхода и убираются в самые нарядные платья. Молодые девушки надевают на голову вайник (род повойника из голубой материи, унизанный бисером и вышитый узорами), поверх вайника – венок из трав и цветов. В косу, развевающуюся позади, вплетают ленты, а шею повязывают цветным платком, и все так прекрасны, что каждая из них красавица. Несколько десятков пар сходится на луг и забавляется танцами или отправляется попарно при пении песен к дому помещика. В честь его и семейства поют поздравительные песни. Помещик всем своим домом должен встретить их и угостить. От него они идут с поздравлениями к другим, и весь вечер проводят в пении и играх, в коих принимают участие и парни. Иногда замужние и молодые обоего пола ожидают солнечного восхода близ зажженных смоляных бочек и пылающих костров, распевая:
      Иван да Марья
      На горе купалыся.
      Гдзе Иван купався,
      Берег колыхався;
      Гдзе Марья купалась,
      Трава расцилалась.
      Песни раздаются дотоле, пока солнце не заиграет на небе. Часто при разгуле поют под дудку:
      Калиж тая серила прашла,
      Як няиевши на пригон нашла,
      Весь день жала, нялянилася,
      Злому войту пакланнлася.
      А цяпержа ни о чем тужиць,
      А войт пьяный у карчме ляжиц.
      Ночь Купалы исполнена, по мнению простолюдинов, чародейных явлений. Рыбаки уверяют, что поверхность рек бывает тогда подернута серебристым блеском, деревья переходят с места на место и шумом своих ветвей разговаривают между собою. Утверждают еще, что кто имеет при себе папоротник, тот может понимать язык каждого творения; может видеть, как расходятся дубы и составляют свою беседу: может слышать их разговоры про богатырские свои подвиги. Кто сорвет в эту ночь перелет траву, тот будет во всем счастлив.
      В Малороссии, Полтавской, Черниговской, Харьковской, Киевской и в смежных с ними губерниях, где употребляется малороссийское наречие и малороссийские обычаи, собираются накануне Ивана Купалы молодые девушки в праздничном наряде к дереву марене, черноклену или другому какому-либо срубленному; головы девушек тогда увиты венками из кануфера, любистка, зирока, божьего дерева, се-кирок, барвиночек, василька, мяты, руты, резеды и других душистых трав; шапки молодцов, надетые набекрень, украшаются ими любимою душистой травою. Когда сойдутся для празднования, в коем принимают иногда участие и молодые женщины, тогда девушки после взаимных приветствий берутся за руки, ходят вокруг дерева и поют:
      Ой, мала ничка,
      Петривочка,
      Не выспалась наша дивочка!
      Не выспалась, не наигралась
      С козаченьком не настоялась.
      К чреди шла, задремала,
      На пеньки ноги позбывала,
      На шпички очи повыймала,
      Авже коровы у дубровы,
      Авже телята пасут хлопьята,
      Авже вивцы на крутой гирцы.
      За этим расходятся в разные стороны, и одна из девушек берет соломенную, одетую в женское пестрое платье, куклу, ставит ее под дерево; другие девушки убирают ее голову лентами, очипком и украшают шею намистом. Это чучело называется Купалою. В других местах ставят просто соломенное чучело с деревянными руками, на кои вешают венки и женские украшения. Куполу обкладывают кучей соломы с крапивою и зажигают; потом, друг после друга, перескакивают через огонь и поют:
      Ходыли дивочки около мареночки,
      Коло мое водыла Купала;
      Гратыми сонечко на Ивана.
      Накупався Иван, та в воду впав.
      Купала пид Ивана!
      В Махновском уезде (Киевской губер.) ставят девушки вечером дерево в землю, которое украшают цветочными венками и при пении зажигают вокруг него огонь. В Полтавской губ. делают вечером под Иванов день чучело из соломы, называемое мора (призрак), носимое и при начале весны. Его несут к воде при пении или, наложив груду жгучей крапивы, перескакивают через нее босыми ногами, а после раскладывают огонь и прыгают через него. Где есть поближе река, туда бросают чучело вместе с венками или развешивают венки на дереве. Иные несут домой свои венки, вешают их в комнатах и хлевах для охранения себя и домашних животных от нечистой силы. При перескакивании через огонь поют:
      Купала на Ивана!
      Купався Иван,
      Та в воду упав.
      Купала на Ивана!
      Иные скачут через огонь в венках. Домохозяева с ночи на Ивана Купала оставляют телят ночевать вместе с коровами, чтобы ведьмы не портили дойных коров, а в хатах кладут на окошках жгучую крапиву, которая будто бы не пускает нечистый дух в избы. Когда несут или убирают Купало, тогда поют:
      Та йшли дивочки и тояго дочки,
      С тии вода чорна хмара на долини пала.
      На улицы Купала на Ивана!
      А в перипилочки нижки ни велички,
      И на гору не зойде, на долини не стане,
      Купала на Ивана!
      Сего дня Купала, а завтра Ивана –
      Чим мени, моя мати, торговаты?
      Повезу я свекорка продавать!,
      Риднего батынька куповаты.
      Здешевыла свекорка, здешевыла,
      Риднего батынька не купила!
      Сего дня Купала, а завтра Ивана,
      Чим мени, моя маты, торговаты?
      Повезу я свекруху продавать,
      Ридну матыньку куповаты.
      Здешевыла свекруха, здешевыла,
      Ридней матыньки не купыла!
      Сего дня Купала, а завтра Ивана,
      Чим мени, моя маты, торговаты?
      Повезу я диверка продавати,
      Риднего братынька куповаты!
      Здешевыла диверка, эдешевыла.
      Риднего братынька не купыла!
      Сего дня Купала, а завтра Ивана,
      Чим мени, моя маты, торговаты?
      Повезу я зовыцю (золовку) продавать,
      Ридную сестричку куповаты.
      Здешевыла зовыця, здешевыла,
      Ридней сестрицы не купыла!
      В некоторых местах Малороссии сажают под срубленным деревом марены вместо чучела дитя, которое убирают цветами и венками. Девушки, убрав его, развешивают свои венки на дереве и потом, взявшись за руки, ходят хороводом и поют.
      Стояла ту поля, в край чистаго поля,
      Стай ту полинько, стий, не розвивайся!
      Войному витроньку не поддавайся.
      На нашей ту поли четыре сокола:
      Первый соколке, молодый Иванко,
      А другий соколко, молодый Николко,
      А третий соколко, молодый Михаиле,
      Четвертый соколко, молодый Васильке.
      Ой, Купалочка купалася,
      Та на бережку сушилася,
      Тай тому люди дивовались.
      Ой, не дивуйтесь сему люди.
      Бо я бачила дивнийше:
      Щука-рыба красно ткала,
      А рак на буйрак цивки сучит,
      А муха-горюха дижу мисит,
      Комар пищит, водицу несет.
      Пропев купалочные песни, бросают марену в воду. Когда же сами купаются, тогда топят марену в реке. После купанья угощают друг друга приготовленными закусками и, наконец, возвращаются домой с веселыми песнями. В иных местах молодые обоего пола купаются в реках перед закатом солнца. Вечером раскладывают огонь на полях и на горах. Девушки и мужчины, взявшись за руки, прыгают попарно через огонь. Если при <прыжке> не разойдется пара, то это явная примета, что она соединится браком. Веселые рукоплескания сопровождают скачущих и, непременно, до последней пары. Потом поливают огонь водою и после идут домой толковать о своих венках, не забывая петь дорогою:
      Ой, не стий, вербо, над водою,
      Та не пускай зилье по Дунаю.
      Ой, Дунай, море розливае
      И день и ночь прибувае,
      В вербо корень подмывав,
      А сверхи вершок усыпае,
      Коло верби листья опадае,
      Стань соби, вербо, на рыночку,
      У крищатому барвиночку,
      У запашном васильку.
      Наши подоляне церковь збудовали,
      Не так збудовали, як намалевали.
      Та намалевали три мисяцы ясных:
      Ой, первый мисяц, молодый Иванко,
      А другий мисяц, молодый Васильке,
      А третий мисяц, молодый Михаиле.
      Наши доляне церковь збудовали,
      Не так вэбудовали, як намалевали
      Та намалевали три зирочки ясных,
      Три дивочки красных –
      О, перва зирочка, млада Маричка,
      А другая зирочка, млада Ганочка,
      А третья зирочка, млада Варичка.
      Сонце сходе, играе,
      Иванко коника сидлае,
      На стрименочки ступае,
      На сиделечко злегае.
      Тяжинко, важинко вздыхае,
      А его батинько пытае:
      – Що ты се, сыночек, гадаешь?
      На що ты, коника, сидлаешь?
      – Що тоби, батинько, до сего,
      Сидлаю коника не твоего –
      Пойду до тестя до своего.
      Пущу я коника по двору,
      Своему тесгиви на хвору.
      Ой, у моего тестя новый двир,
      И барвиночком сшили двирь,
      И василечком мели двирь,
      Щоб мене тещинка хвалила,
      Щоб мене дивчина любила.
      Ой, чие жито под горой стояло?
      Иванкове жито под горой стояло,
      Пид горой зелененько, по мисяцу видненько,
      Молода Маричка ходы жыто жаты.
      Як я тебе возьму, жыты жаты научу.
      Пид горой зелененько, по мисяцу видненько, серденько.
      Ой, вербо, вербо, вербиця,
      Час тоби, вербиця, роэцвитця.
      Ой, ище ни час, ни пора.
      Час тоби, Иванку, женицься.
      Ой, ище ни час, ни пора,
      Еще ж моя дивчина молода.
      Та нехай до лита, до Ивана,
      Щоб моя дивчина погуляла;
      Та нехай до лита, до Петра,
      Щоб моя дивчина пидросла* [* Снегир. «Русск. простонар. празд.», вып. IV, с. 47 – 50. Эти песни были сообщены ему профес. Харьков, универ. г. Артемовским-Гулаком, которому достоверно известно, что они поются на Ивана Купала.].
      Иване, Ивашеньку,
      Не переходь дороженьку.
      Иване, Ивашеньку!
      Як перейдешь, виноват будешь.
      Иване, Ивашеньку!
      Зроблю тоби у трех зильях,
      Иване, Ивашеньку!
      Прийшлось дивкам за Дунай плысти.
      Иване, Ивашеньку!
      Вси дивочки переплыли.
      Иване, Ивашеньку!
      А сироточка утонула,
      Иване, Ивашеньку!
      Дошли слухи до мачихи,
      Иване, Ивашеньку!
      Та не жаль же мени дочки,
      Иване, Ивашеньку!
      Жаль плахточки крещаточки,
      Иване, Ивашеньку!
      И запасочки синяточки.
      Торох, торох, по дорози!
      Що за гомон по дуброви?
      Ой, брат сестру вбивать хоче!
      Сестра в брата прохалалася:
      – Мий братечку, голубчику,
      Не вбивай мене в лисочку;
      Убий мене в чистом поли.
      Ой, як убьешь, поховай мене;
      Обсады мене тремя зильями:
      Першим зильем гвоздичками,
      Другим зильем васильками,
      Третьим энльем, сгрилочками.
      Дивочки идут, гвоздички рвут,
      И мене зпомянут;
      Молодицы идут, василечки рвут,
      И мене зпомянут;
      Паробочки идут, стрилочку рвут,
      И мене зпомянут.
      А в борку на клинку,
      Чий же то лен, да не полотый?
      То Марусин лен та не полотый.
      Чомуж вона та не выполола?
      То за сим, то за тым,
      То за сном товстым.
      Ой, чия ж то синожат та не кошаная?
      То Грыцькова синожат та не кошаная.
      То за сим, то за тым,
      То за сном товстым* [* Максимов «Малор. песн.», с. 164–167, изд. 1827 г.].

      ИВАНОВСКАЯ НОЧЬ

      Ивановская ночь считается в Малороссии страшной ночью. Там думают, что в это время хаты и скотные загоны посещаются ведьмами и вукулами (оборотнями). Для отвращения их посещения раскладывают по окнам, порогам и стойлам жгучую крапиву или папоротник. Одни Яги-бабы* [* У венгерских славян, находится поговорка о Яге-бабе:
      Енэи баба,
      Стара баба!
      Ты машь зуб костены,
      Дай ми за нь зелезны.
      Kollar. «Narod. Zpiew.», ч. I, с, 12.], колдуны и киевские ведьмы, которые собираются тогда во множестве, летают на помеле на Лысую гору или чертово берепище, находящееся под Киевом, где они советуются на пагубу людей и домашних животных. В Иванов день не выпускают коня в поле, думая, что чародейка заездит его.


   

День Аграфены-купальщицы (23 июня/6 июля - святой мученицы Агриппины), посвящается собиранию трав, имеющих - по народной лекарской науке - целебную силу. Из собираемых в канун Купалы травяных зелий пользуются особенным уважением «купаленка» (желтоголов) и цветок «Иван-да-Марья».
В XVI и XVII столетиях собиратели трав преследовались наряду с закоренелыми преступниками. «Егда приходит великий праздник, день Рождества Предтечева», - писал упомянутый выше летописец, - «исходят мужие и жены чаровницы по лугам и по болотам и в пустыни и в дубравы, ищущи смертныя травы и приветрочрева, от травнаго зелия на пагубу человеком и скотом; ту же и дивия корения копают на потворение мужем своим. Сия вся творят действом диаволим, с приговоры сатанинскими». В «Разрядных книгах» ( Разрядные книги - официальный журнал, существовавший для записей русских служилых людей и всяких государственных счетных дел. Ведение этих книг начато в 1471-м и закончено в 1682-м году, когда сожжением их было уничтожено вносившее раздор и смуту между боярами местничество. Впервые часть разрядных книг (1632-1655 г. г.) были напечатаны в 1769-м году в Москве, под заглавием «Повседневные дворцовые записки»; следом за нею появились в печати и другие, послужившие богатым историческим материалом) находятся записи о целом ряде старинных судебных волокит о таких травоведах. Достаточно было найти у кого-нибудь неведомый корень или пучок неизвестной травы, чтобы этому было придано значение злого умысла. Пойманных накануне Иванова дня «ведунов» пытали, били батогами, чтобы «не повадно было бы носить и собирать травы и коренья»...

СВОЙСТВО КУПАЛЬСКИХ И ЧАРОДЕЙНЫХ ТРАВ
С совершением купальских обрядов неразлучны некоторые травы как предохранительные средства от болезней и злых духов или как имеющие особую силу заколдовывать и открывать тайну. К таковым принадлежат: колюка, папоротник, или кочедыжник, тирлич, плакун, дурман, адамова голова, болотный голубец, ревенька, одолень, земляника, перенос, на-сон, разрыв, перелет, иван-да-марья, будяг-чер-тополох, подорожник, лопушок, купаленка, медвежье ушко, богатенька, чернобыльник, лютик, архилин, муравьиное масло, медяница, или курячья слепота и петров крест.

Колюка собирается в Петров пост в продолжение вечерней росы, с великим рачением не одними поселянами, но и чародеями. Она засушивается и хранится в коровьих пузырях. Дается за великую тайну стрельцам, которые думают, что окуренное колюкою ружье стреляет всегда впопад и сама чародейская сила не может заговорить его.
      Папоротник, или кочедыжник. Его срывают в канун Иванова дня, ночью, с особенными обрядами и заговорами. Думают, что он только в это время цветет, однажды в год, и огненным цветом. Я не слыхал, чтобы кто похвалился, что ему удавалось отыскать этот чудесный, всемощный цветок, потому что он охраняется адскою силой. Это поверье основано на том, что папоротник образует невидимое цветение. Кто отыщет расцветший кочедыжник, тот величайший счастливец. Он может повелевать всем без исключения: перед ним бессильны цари и мощные правители, и сами нечистые духи в его распоряжении. Он может знать, где скрываются клады, входит беспрепятственно в сокровищницы, лишь стоит ему приложить цветок к железным запорам и замкам – все рассыплется перед ним! Он может открыть себе свободный вход к всем красавицам, принимая на себя образ невидимки или какой захочет, словом, нет ничего для него, что бы не было ему недоступным или невозможным. Как цветет папоротник и какие принимаются средства для получения его, об этом так рассказывают знахари. Из широколистного папоротника является цветочная почка и поднимается постепенно: она то движется, то останавливается, и вдруг зашатается, перевернется и запрыгает, как живое. Иные даже слышат голос и щебетанье, и все это делает адская власть, чтобы, пугая людей, не допустить их до цветочка. Когда созреет почка, тогда наступает ровно 12 часов ночи: она разрывается с треском, вся покрывается огненным цветом; глаза не могут вынесть – так пышет от него жаром! Вокруг и вдали разливается яркий свет, и только невидимая рука срывает его. Ищущий цветок очерчивает около папоротника круг, становится в нем и, произнося заговор, ожидает полночи. Надо, чтобы решившийся на такой поступок был неустрашимым и переносил безбоязненно все привидения. Если он отзовется на голос или поворотится к призраку, то лишится жизни. Злой дух сорвет с него голову вместо папоротника и пошлет его душу в ад на мучение за то, что дерзнул похитить цветок, составляющий украшение ада.
      Тирлич срывается одними ведьмами и чародеями на Лысой горе (под Киевом) только накануне Иванова дня. Из тирлича ведьмы выжимают сок и употребляют его для своих чар, особенно против гнева властей* [* Некоторые солдаты, чтобы отклонить от себя гнев своих отцов-командиров, прибегают к следующему предрассудку. Кладут в сапог пучок соломы и носят его сутки, потом переворачивают пучок и носят еще сутки, наконец, на третий день, вынув пучок из сапога, кладут солому на перекрестке, приговаривая: «Как расходятся эти дороги на четыре стороны, так разойдитесь гневные мысли против меня, моего отца-командира».].
      Плакун достается в Иванов день при утренней заре. Тот может наводить страх на всех, кто владеет им. Его обыкновенно имеют только чародеи. Особенная сила его состоит в корне, который гонит нечистых духов и смиряет их. В некоторых местах суеверие к плакуну доходит до сумасбродства. Чародей, войдя в церковь с корнем и став у алтаря лицом к востоку, произносит заговорные слова: «Плакун! Плакун! Плакал ты долго и много, а выплакал мало. Не катись твои слезы по чисту полю, не разносись твой вой по синю морю. Будь ты страшен злым бесам, полубесам, старым ведьмам киевским. А не дадут тебе покорища, утопи их в слезах; а убегут от твоего позорища, замкни в ямы преисподние. Будь мое слово при тебе крепко и твердо век веком». Почитая корень за чудесную силу, суеверы носят его при себе на кресте. Тогда человек, по их мнению, не попадется ни в какие искушения дьявола и ни в какие недуги. Повесив же сделанный из плакуна крест на бесноватого, верят, что этим способом можно изгнать поселившегося беса. Утверждают еще, что беснующиеся, увидев корень, вскрикивают, мечутся во все стороны и страшно ревут, когда надевают на них крест из плакуна.
      Дурман. Если кто, срывая дурман, сделает какое-нибудь странное движение, например перекувырнется, и потом бросит его на каменку в баню, то все находящиеся в ней станут кувыркаться.
      Адамова голова. Растет кустом около болот, вышиною в 1/2 арш. Цвет этой травы синий, багровый и темно-желтый, листья в ладонь и шершавые. При срывании крестятся и читают молитвы: «отче наш, помилуй мя, Боже, и Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй меня». Все это читается, пока не сорвется трава, которая, по мнению суеверов, исцеляет испорченных и разрешает роды. По освящении корня адамовой головы надобно носить его с собою, и тогда будут видимы дьяволы и колдуны. Кто будет его носить на голове, тот будет получать подарки. Для разрешения от бесплодия варят корень в козьем молоке и дают пить.
      .Болотный голубец. Он похож на крапиву, имеет пушистый белый цвет. Кто хочет ходить на медведей, <тому надо пить> взвар из голубца натощак с уксусом и медом, тогда ни один медведь не избежит охотника, а сам охотник не будет бояться зверя.
      Ревенька. Она стонет и ревет по зорям, отчего получила свое название. Растет подле воды и часто в самой воде, вышиною от 1/2 до 3/4 арш. Цвет ревеньки красноватый. Кто хочет хорошо плавать и никогда не утонуть, тот <должен> держать при себе корень ревеньки.
      Одолень, Он растет по каменным местам, близ воды и рек; вышина его в 3/4 арш., цветок темно-желтый с белыми листочками. Отвар одоленя дают пить отравленным и от зубной боли. С корнем одоленя пастухи обходят свое стадо три раза, и тогда стадо не разбегается. Дают еще пить отвар тем, кого хотят заставить полюбить или привлечь кого-либо к себе.
      Земляника. Кто хочет занимать деньги в долг, тот <должен> положить в карман травы земляники и идти смело к первому ростовщику или к кому хочь – отказа не будет. Чтобы сделаться отличным охотником и стрелком, надобно носить при себе эту траву.
      Перенос. Чтобы быть честным, носи с собою эту траву. Перенос растет близ рек, болот и пара. Века протекли, и никто не знал чудесной травы, могущей делать людей честными.
      На-сон. Корень травы, называемой на-сон, нужно сварить в воде и пить с медом: от дурного глаза, сонной грезы и всякой скорби. Трава на-сон имеет листки узенькие, вверху стручки, корень белый; растет на ровных местах.
      Разрыв, известный у немцев под именем корня прыгуна (Springwurzel), называется у нас прыгун, спрыг и скакун. Его отыскивают в Иванов день одни чернокнижники, и всякий может достать его, у кого есть плакун и папоротник. Свойство разрыва: разрывать железные запоры, ломать сталь, серебро, золото и медь на мелкие куски одним прикосновением к ним. Искатели кладов покупают разрыв у чернокнижников за великие деньги, чтобы открыть сокровища, но проданный разрыв не помогает покупщикам, и они никак не хотят думать, что их обманули, и приписывают бессилие вмешательству дьяволов. Повсюду носятся рассказы, что в ямах зарыты великие сокровища, хранимые под железными запорами, и что нечистая сила закрывает к ним вход своей спиною, усаженной иголками. Для уничтожения этих преград недостаточно человеческой силы: надобно прибегнуть к разрыву. Рассказывают еще, что воры особенно употребляют эту траву: они подрезают тело под ногтем пальца и кладут туда разрыв и думают, <что> когда прикоснутся пальцем до запоров или замков, тогда непременно падут запоры и отомкнутся замки. Сохранилось поверие о нахождении разрыва. Отыскав гнездо дятла, следует летом вколотить гвоздь под деревом, потом разостлать внизу дерева полотно. Поутру будет принесен сюда разрыв самим дятлом и положен на полотно. Но бывает, что мужики подкашивают разрыв. Это узнается тем, что коса, попав на траву, переламывается. Чтобы распознать чудесную траву, они собирают все скошенное и бросают в воду: какая трава выплывет наверх, то разрыв.
      Перелет-трава, или летающая трава, имеет силу переноситься с места на место, и кто успеет сорвать цветок, тот будет счастлив всю жизнь. Цвет перелета состоит из радужных красок и ночной порою блестит, как звездочка.
      Иван-да-марья. Кто хочет ускакать от погони или лететь молодецки на кляче, тот носи при себе цветок ивана-да-марьи. Иные дают пить сок, выжатый из этого цветка, чтобы возвратить слух или потерянный ум.
      Будяг-чертополох. Из стебля какой-нибудь травы делают вилочки и пришпиливают ими чертополох к земле, говоря: если сгонишь червей с моей скотины, то отпущу тебя.
      Подорожник (plantago latifolia, Lin.) Натри ноги подорожником и никогда не устанешь, ходя пешком.
      Лопушок. Кто хочет воровать ночью, чтобы даже и собаки не лаяли, надобно носить лопушок с собою.
      Купаленку (trollius europaeus), медвежье ушко fverbascum) и богатенку (erigeron acre) ищут новгородские поселяне в лесу и ими украшают внутреннее <убранство> своих изб (стены и образа) и загадывают, кому как долго жить на свете. Чей цветок в избе завянет прежде, тому умереть в тот год или быть хворым.
      Чернобыльник отрывают простолюдины с особыми заговорами. Корень его стараются найти под земляным углем. Корень и уголь, по мнению народа, исцеляют падучие болезни и черную немочь.
      Лютик, в простонародье купальница, собираемая перед днем Аграфены и употребляемая в банях для изгнания нечистот, известна еще под именем лютого корня и лютой травы; их собирают накануне Купалы, и слывут целебными.


Архилин растет при большой реке и был известен только нашим предкам. О нем они оставили следующее известие: кто рвет его в день Иоанна Крестителя через золотую или серебряную гривну и носит при себе, тот не будет бояться ни злого человека, ни еретика, ни дьявола.


Свеча

СТВОЛЫ И ВЕТВИ...


В настроении Федора Тютчева...

Посмотри, как роща зеленеет,
Палящим солнцем облита,
А в ней какою негой веет
От каждой ветки и листа!

Войдем и сядем под корнями
Дерев, поимых родником, -
Там, где, обвеянный их мглами,
Он шепчет в сумраке немом.

Над нами бредят их вершины,
В полдневный зной погружены,
И лишь порою крик орлиный
До нас доходит с вышины.
Наш фотоальбом  СТВОЛЫ И ВЕТВИ... https://www.facebook.com/media/set/?set=a.480940172049332.1073742276.100004000613160&type=1&l=fdf0b6e573
Свеча

СТВОЛЫ И ВЕТВИ...


В настроении Федора Тютчева...
Смотри, как роща зеленеет,
Палящим солнцем облита,
А в ней какою негой веет
От каждой ветки и листа!

Войдем и сядем под корнями
Дерев, поимых родником, -
Там, где, обвеянный их мглами,
Он шепчет в сумраке немом.

Над нами бредят их вершины,
В полдневный зной погружены,
И лишь порою крик орлиный
До нас доходит с вышины.

(Конец августа 1857)
Наш фотоальбом СТВОЛЫ И ВЕТВИ...
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.480940172049332.1073742276.100004000613160&type=1&l=fdf0b6e573
Свеча

ИДЕТ,ГУДЕТ ЗЕЛЕНЫЙ ШУМ!


Идет-гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний шум!
Играючи, расходится
Вдруг ветер верховой:
Качнет кусты ольховые,
Подымет пыль цветочную,
Как облако, — всё зелено,
И воздух, и вода!
Идет-гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний шум!
Как молоком облитые,
Стоят сады вишневые,
Тихохонько шумят;
Пригреты теплым солнышком,
Шумят повеселелые
Сосновые леса;
А рядом новой зеленью
Лепечут песню новую
И липа бледнолистая,
И белая березонька
С зеленою косой!
Шумит тростинка малая,
Шумит высокий клен...
Шумят они по-новому,
По-новому, весеннему...
Идет-гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний шум!

Наш фотоальбом ИДЕТ,ГУДЕТ ЗЕЛЕНЫЙ ШУМ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.827977887345557.1073742531.100004000613160&type=1&l=a1c8e10e63
Свеча

МАЙСКИЙ ДЕНЬ...ТАКОЕ МНОГОЦВЕТЬЕ!


ТАКОГО мы не припомним: одновременно цветут деревья и кусты, у которых период цветения в другие годы приходится на самые разные дни мая! Обычно цветут одни,на смену идут другие... А в 2014  году цветут все одновременно...

Наш фотоальбом ЦВЕТУЩИЙ МАЙ https://www.facebook.com/media/set/?set=a.454027744740575.1073742243.100004000613160&type=1&l=715c69f5ed
Свеча

ЗАКЛИЧКИ ПРО НАСЕКОМЫХ, ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЯХ

ЗАКЛИЧКИ ПРО НАСЕКОМЫХ, ЖИВОТНЫХ И РАСТЕНИЯХ
Заклички про насекомых, животных и растениях
Божья коровка,
Лети на небко,
Там твои детки
Кушают котлетки.
Всем по одной,
А тебе ни одной.
Божья коровка,
Лети на небко,
Там твои детки
Кушают конфетки.
Всем по одной,
А тебе ни одной.
Божья коровка,
Ты лети на небо,
Принеси нам хлеба
Черного и белого,
Только не горелого.
Улитка, улитка,
Высуни рога,
Дам тебе пирога.
Мышка, мышка,
На тебе молочный,
Дай мне костяной.
Мышка, мышка,
Возьми гнилой зуб,
А дай мне хороший.
Мышка, мышка, вылей воду
на дубовую колоду!
Огуречек, огуречек,
Не ходи на тот конечек:
Там мышка живет,
Тебе хвостик отгрызет.
Свет-светлячок,
Посвети в кулачок.
Посвети немножко,
Дам тебе горошка,
Кувшин творога
И кусок пирога.
— Стрелочка-стрекозочка,
Полети на облачко!
— Сухо будет — полечу,
А сыро будет — посижу!
Сей, сей горох,
Рассевай горох!
Уродись, горох,
В огороде не плох!
И крупен, и бел —
На потеху всем,
И сам тридесят —
Для малых ребят!
Уродитесь, бобы,
Круты и велики!
В чистом поле
На все доли —
Старым на потешки,
Детям на посмешки!
Яры пчелушки,
Медоносушки,
Летите на лужок,
Садитесь на цветок,
Собирайте медок!
Пчёлка, гуди,
В поле лети!
С поля лети,
Медок неси!
Черёмушка зелёная,
Тонкая, высокая,
Листом широкая.
Под лучами ясными,
Под звёздами частыми
Цвети до зазимки —
С комля до вершинки.
На потеху старым,
На диво детям малым.
Ягода клюква,
Покажись крупна,
Да подснежная,
Да валежная.
Мы тебя искали,
По кочкам скакали.
Свеча

ВЕСНА ИДЕТ! ВСЕГДА ТАКАЯ РАЗНАЯ!


Ликует лес, поля и долы,
Весенней негою дыша,
И слышит тайные глаголы
Благоговейная душа.

И эта радость воскресенья
Звучит и в рокоте ручья,
И в каждом шорохе растенья,
И в каждой трели соловья.
Сергей Бехтеев, «Воскресение», 1924-й год, Старый Футог, Сербия


Наш фотольбом ВЕСНА ИДЕТ! ВСЕГДА ТАКАЯ РАЗНАЯ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.816606445149368.1073742523.100004000613160&type=1&l=6b14efc540
Свеча

РЕКА ИГРАЕТ!


Каждый год река Амур освобождается от льда в разные числа апреля:когда 6 апреля,когда 26...
Весна, весна! Как воздух чист!
Как ясен небосклон!
Своей лазурию живой
Слепит мне очи он.
Весна, весна! Как высоко,
На крыльях ветерка,
Ласкаясь к солнечным лучам,
Летают облака!
Шумят ручьи! Блестят ручьи!
Взревев, река несет
На торжествующем хребте
Поднятый ею лед!
( Е.Баратынский)
Наш фотоальбом РЕКА ИГРАЕТ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.810957129047633.1073742521.100004000613160&type=1&l=263d5be040
Свеча

АПРЕЛЬ - ЗАИГРАЙ ОВРАЖКИ!



Приметы апреля, приметы на апрель, пословицы и поговорки про апрель: с 1/14 апреля!

В апреле земля преет. Солнышко с апрельской горки в лето катится.
Апрель водою славен. Апрель всех напоит.
Апрельские ручьи землю будят.
Апрель с водою — май с травою.
Мокрый апрель — хорошая пашня.
Где в апреле река, там в июле лужица.
Играй пока, матушка Ока, — апрель на дворе.
Апрель открывает ключи и воды.
Апрель богат водой, а октябрь пивом.
Апрельский цветок ломает снежок.
Апрель сипит да дует, бабам тепло сулит; а мужик глядит — что-то будет?
Апрель начинается при снеге, а кончается при зелени.
Снег в апреле: внучек за дедушкой пришел.
Не ломай печи — еще апрель на дворе.
Первый апрельский дождь воза золота стоит.
Три дождя в апреле да один в мае — тысячи дождей стоят.
В апреле ясные ночи кончаются заморозками.
Синие облака в апреле — к теплу и дождю.
Днем жарко, ночью прохладно — к хорошей погоде.
В конце марта — начале апреля прилетают скворцы.
Апрельский скворец — весны гонец.
Синка (трясогузка) прилетит, так через двенадцать дней, река пойдет.
Синка на лед садится, лед ножками топчет и растопчет (Пинежье).
В апреле ждут ледохода, смотрят, когда третья хвоя падет.
Перва, втора, третья хвоя падет, одна от одной через четыре недели.
Как третья хвоя падет, так через две недели и река пойдет — ледоход (Пннежье).
В апреле заготавливали соковицу —- сладкий березовый сок, поэтому в древней Руси апрель назывался «березозол».
Из березы течет много сока — к дождливому лету.
Перестают топить в избах печи во избежание пожаров.
Для печения хлеба и варения пищи устраивают летние кухни или землянки (Воронежская губ.).