Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Свеча

МЫ ВСЕГДА ВМЕСТЕ!

Это мы!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Мы - празднолюбцы! Мы так и назвали свой ЖЖ:СОТВОРИМ ПРАЗДНИК!
Мы - это Ольга и Владимир Зангировы.


  • Здесь с Вами мы вместе!Мы желаем делиться с Вами радостью жизни с Богом и в Боге!

  • Наши Ангельские дни:11/24 июля Святой равноапостольной княгини Ольги и 15/28 июля Святого равноапостольного князя Владимира.

  • Не считаем возможным самим искать друзей через социальные сети - их дает Господь!

  • “О сем разумеют вси,яко мои ученицы есте,аще любовь имате между собою.”

Мы сами себя фотографируем день за днем,год за годом! Мы представляем Вам видео-и фоторепортажи о наших семейных православных традициях!Если Вас не затруднит пройтись по нашим  ссылкам,то Вы получите прямой доступ к нашим страницам в других социальных сетях.

- Дорогие друзья! Просим Ваших Святых молитв!
Мы делимся с Вами радостью о Господе! И радость наша не отымется от нас вовеки!
Свеча

СЕМИК ЧЕСТНОЙ

"Как у нас в году три праздника:
Первый праздник - Семик честной!"
Семик - это четверг на последней неделе перед Троицей-Пятидесятницей. Мы празднуем Семик честной,как исстари было принято на Святой Руси:лицом к лицу с природой,хотя и стиснутой каменными городскими стенами!В Семик мы идем на свидание с березками.Ведь совсем скоро,на Троицу,мы принесем березку в свой дом!
А вот как поэтически описывает Аполлон Коринфский красоту этого народного праздника:" «Семицкая» - седьмая по Пасхе - неделя, заканчивающаяся Троицыным днем, еще и до сих пор в некоторых местностях (например, в Рыбинском уезде Ярославской губ.) носит название «Зеленых Святок». В старые же годы она величалась этим прозвищем повсюду в народной Руси, именовавшей ее также «русальною», «зеленою», «клечальною», «задушными поминками», «разгарою» и другими подходящими именами, - каждое из которых находит свое объяснение в пережитках славяно-русского язычества. По простонародному прибаутку - «Честная Масленица в гости Семик звала»... и, - добавляют краснословы деревенские, - «Честь ей за то и хвала!» Семик, это собственно - четверг на последней неделе пред Пятидесятницею. В этот четверг, посвященный древним язычником-славянином верховному богу Перуну-громовнику, совершались главнейшие приготовления к празднованию Троицына дня. С ним связано столько своеобразных обычаев, что даже старинная народная, уцелевшая до сих пор в Костромской губ. песня величает его такими словами очестливыми:

«Как у нас в году три праздника:
Первый праздничек - Семик честной»...

И этот «Семик честной», несмотря на разрушительное влияние времени, беспощадно истребляющего все стареющееся, празднуется до наших дней на всем пространстве, где только русский человек стоит лицом к лицу с природою, не загражденною от него тесными стенами душных каменных городов. В конце прошлого и начале нынешнего столетия даже и «каменна Москва» представляла из себя в этот день то же самое, что можно увидеть теперь только в деревне. По описанию Снегирева, тогда везде раздавались по Белокаменной разгульные семицкие песни, по улицам носили изукрашенную пестрыми лоскутками и яркими лентами березку веселые толпы народа в венках из лесных цветов и из кудрявых ветвей. В окрестных рощах в это время московские девушки «завивали» - связывали ветвями молодые березки и проходили под их зелеными сводами с поцелуями и особо приуроченною к этому яркому весеннему обычаю песнею:

«Покумимся, кума, покумимся!
Нам с тобою не браниться - дружиться!»

Все было так же, как в захолустной глуши, где этот четверг и теперь является желанным гостем непритязательной сельской молодежи, по преданию - выплачивающей весеннюю дань памятным пережиткам прошлого. В Тульской губернии семицкая березка до сих пор даже и не называется иначе, как «кумою», а слово «кумиться» еще в 40-х и начале 50-х годов только и означало - целоваться при прохождении под этою самой березкою.

«Благослови, Троица,
Богородица,
Нам в лес пойти,
Венок сплести!
Ай Дид! Ай Ладо!..»

- поют там и теперь, а также во Владимирской, Рязанской и Калуж-ской губерниях, - собираючись в зеленые рощи березовые для «празднования честному Семику».
Семик - преимущественно (а в иных местностях исключительно) девичий праздник. В Поволжье, верхнем и среднем, повсюду к этому дню идет в деревнях девичья складчина: собираются яйца, пекутся лепешки, закупаются лакомства. Девушки, целыми деревнями, отправляются в рощу, на берег речки - завивать березки, «играть песни» и пировать. На березки вешаются венки, по которым красные загадывают о своей судьбе, бросая их на воду в самый Троицын день. Вслед за пирушкою - начинают водить хороводы, которые прекращаются с Троицы до Успенья. Семицкие хороводы сопровождаются особыми обрядами, посвященными «березке-березоньке», которой воздаются особые почести - вероятно, как живому олицетворению древней богини весны. Лет пятьдесят тому назад в Воронежской губернии приносили на семицкие пирушки куклу из соломы, разукрашенную березовыми ветками, - в чем, несомненно, был слышен явный отголосок стародавнего язычества. В некоторых местностях на Семик обвивают лентами какую-нибудь особенно кудреватую березку, растущую на берегу речки, и поют ей старинную песню: «Береза моя, березонька, береза моя белая, береза моя кудрявая!..» и т. д. В Вологодской губернии Семик более известен под именем «Поляны». Это является следствием того, что все приуроченные к нему обычаи справляются на полянках.
Семицкие обычаю были свойственны не одним славянам. Еще у древних греков и римлян существовали особые весенние празднества, посвященные цветам и деревьям. У германцев был так называемый «праздник венков», в котором еще более общего с нашим Семиком. По сравнительным данным языческого богословия, Семик является прообразом союза неба с землею.
Существует поверье, что славянские нимфы и наяды - русалки, живущие в омутах рек, в эту неделю выходят из воды. Накануне Троицына дня, по малорусскому поверью, убегают они в поля и заводят свои ночные игры. - «Бух! Бух! Соломенный дух!» - будто бы кричат они: - «Мене мати породила, некрещену положила!» Русалки, по народному представлению, - тоскующие души младенцев, родившихся мертвыми или умерших некрещеными. Они, начиная с «Зеленых Святок» до Петрова дня, живут в лесах, ауканьем и смехом зазывая к себе путников, которых защекочивают до смерти. На зеленой русальной неделе в Малороссии никто не купается - из опасения попасть к ним в руки; Семик слывет здесь «великим днем русалок». Предохранительным средством от русалочьих чар считается полынь и трава «заря». В Черниговской губернии существовал до последнего времени обычай «русалочьих провод», когда речных чаровниц изгоняли - целой деревнею - парни и девушки. В Спасском уезде Рязанской губернии следующее за Троицыным днем воскресенье слывет «русальным заговеньем», вслед за проводами русалок прекращаются здесь до следующей весны игры в «горелки» и «уточку».
В старину против поверья о русалках и соединенных с ним народных игрищ и гаданий особенно восставали проповедники, обличавшие народ в языческом суеверии. В противовес народному празднованию разгульного Семика было установлено совершать в этот четверг поминовение убогих, похороненных в так называемых «убогих домах» и «скудельницах». Но не затемнилось в народном обиходе веселое празднество: смех и песни быстро сменяли слезы и рыдания в тот же самый день.
Из стародавних обычаев, связанных с этим праздником, далеко не все дошли до рубежа наших дней. Многое исчезло, даже не будучи занесено на страницы народоведческих исследований. В Енисейской губ. (Минусинск, окр.) крестьянки, выбрав на Семик кудрявую березку и срубив ее, наряжают в свое лучшее платье и ставят в клеть до Троицы, а затем - с песнями - уносят ее к реке. В Казанской губ. (Чистопольск. у.) накануне Троицы совершается игрище в честь языческого бога Ярилы. В Пензенской и Симбирской губерниях на следующий за Троицыным день девушки, одевшись в худшие-затрапезные сарафаны, сходятся и, назвав одну из подруг «Костромою», кладут ее на доску и несут купать-хоронить к реке. Затем сами купаются и возвращаются домой, где переодеваются во все праздничное и водят хороводы до глубокой ночи. В Орловской губ. в Троицын день «молят коровай», испеченный из муки, принесенной всеми девушками деревни вскладчину: идут с этим караваем в рощу и поют над ним. В Псковской губ: во многих селах обметают могилы пучка-ми цветов, принесенных из церкви от троицкой обедни. Это называется - «глаза у родителей прочищать». Во многих местностях на Руси в старые годы в этот праздник происходили смотрины невест. Девушки собирались на лугу и, сойдясь в круг, медленно двигались с песнями. Вокруг стояли женихи и «высматривали» невест. В Калужской губернии существовал, - а в Орловской с Тверской и теперь соблюдается, - обычай «крещения кукушек», состоявший в том, что на семицкое гулянье в роще избранные гуляющими «кум» и «кума» надевали крест на пойманную заранее кукушку или на траву, носящую ее имя («кукушкины слезы», «кукушечий перелет» и др.), клали их на разостланный платок, садились около него и целовались под звуки приуроченной к этому семицкой песни:
«Ты, кукушка ряба,
Ты кому же кума?» и т. д.
Многие из описанных обычаев уже исчезли, иные - видоизменились до неузнаваемости; но есть и немало таких, что еще доживают свой век с тем самым обликом, с каким были созданы народным воображением в стародавние дни."
(http://www.booksite.ru/fulltext/kor/inp/hsky/26.htm)

Также и Сказания русского народа, собранные Иваном Петровичем Сахаровым,рассказывают про Семик:
Семик отправляется народом в четверг в рощах, лесах, на берегах рек и прудов. К этому дню рубят березки, красят яйца в желтую краску, готовят караваи, сдобники, драчены и яичницы. С рассветом дня молодежь расставляет березки по домам, улицам и дворам. В Тульской губернии семицкая береза называется кумою. Напротив того, в замосковных селениях мужчину с березкою в руках называют кумом, а девицу в венке кумою. В старину наши старики хаживали встречать Семик на могилах родителей, где, после поминовения, они с своими семействами разъедали яичницы и драчены. Отсюда молодежь отправлялась в рощи завивать венки из берез. Здесь пели, плясали, играли в хороводы до глубокой ночи. После игр «всею гурьбою» заламывали березку, обвешивали ее лентами и лоскутками, и с песнями возвращались домой.
Московский Семик справляется ныне в Марьиной роще, в виде одного гулянья; а прежде каждое семейство выходило веселиться на свое родовое кладбище. В Сибири Семик называют тюльпою. В городе Туле не справляют Семика, а он известен только в некоторых уездах сей губернии.
В старину на Семик отправлялся древний обычай поминовения убогих на убогих домах, или божедомках, или скудельницах. Убогие домы в Тверской и Псковской губерниях назывались буйвищами, а в Новгородской жалями и жальниками. Охранители убогих домов назывались: божедомами, а в Новгородской и Псковской губерниях: богорадными и божатыми. В народе об них сохранились доселе поговорки: живет один как божедом; божатому и хлеб и изба готова. Сюда свозились покойники: люди или несчастно умершие, или удавленники, или утопленники, или найденные в окрестностях. Из ближайшей церкви бывал крестный ход на убогий дом. Наши добродушные отцы приходили с рубашками, саванами и гробами для покойников; сами рыли могилы, сами опрятывали покойников в саваны и рубашки. В успокоение их душ возносили к богу бескорыстные молитвы. В убогий дом был отвезен и Лжедимитрий.
Местные обряды, отправляемые народом в Семик, заслуживают особенного внимания. В Покрове, уездном городе Владимирской губернии, девушки ходят с пирогом сбирать деньги. Вероятно, что это старый божедомский остаток, когда собирались деньги для похорон в убогом доме. В степных селениях девушки сносят ссыпчину — муку, крупу, хлеб и блины. Ссыпчину раздают нищей братии. В селениях Нерехотского уезда девушки изготовляют козули — круглые лепешки с яйцами в виде венка.
С этими козулями они ходят в лес завивать венки. Обвивая плакучие березы лентами, нитками, привязывают венки к ветвям, а из ветвей делают один венок. Подходя к венку, целуются и приговаривают: «Здравствуй, кум и кума, березку завивши!» После этого обвивают березу поясом и лентами и поют песни. По окончании всех игр садятся под березки, съедают козули и яичницы. В Нерехте Семик справляется на Пахомиевской поляне. Вологодский Семик справляется на поляне, где погребены белоризцы, сражавшиеся с Литвою. В Цивильске девицы и женщины ходят завивать березку с пивом. В Галиче, при завивании венков, девицы меняются кольцами и серьгами. В Саратовской губернии, в селениях по Волге, выходят в лес срезывать березки; с этими березками и венками, украшенными лентами, приходят в село. Березку врывают в землю и поют семицкие песни. После песен становятся две девушки с поднятыми руками вверх, а другие ходят кругом их и поют песни. Семицкие песни помещены в первом томе Сказаний.
Семицкие венки в одних местах сохраняются в избах до Троицына дня, а в других бросают их в воду с гаданием: потонет ли венок или нет? На одном ли месте он остановится или поплывет в сторону? Чей венок плывет впереди и чей остается назади? Подруги бросают свои венки вместе, а иногда и брат с сестрой. Нередко случается, что влюбленные, как будто нечаянно, бросают свои венки вместе. Догадливые люди о сближении таких венков на воде нередко угадывают о близкой свадьбе. Бывали примеры, что матушки никогда не отдавали своих дочек за таких суженых, которых семицкие венки потопли в воде в виду всех. По замечаниям старушек, такие суженые или скоро умирают, или спиваются с круга. Ленты, которыми наши бабушки перевивали семицкие венки, сохранялись всю жизнь. Когда они в этот год выходили замуж, ими связывали венчальные свечи.
Наш фотоальбом СЕМИК ЧЕСТНОЙ
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.287145788095439.1073741937.100004000613160&type=1&l=68cf5925d6
Свеча

ТРАВУШКА - МУРАВУШКА


У нашего народа на всякое настроение были песни припасены!Вот в этой Троицкой гулебной совсем на другой лад пелось:
"Улица, ты, улица широкая моя,
Травушка-муравушка некошеная!
Как-то мне по улице не хаживати,
Травушку-муравушку не таптывати."
И подумалось нам:ходим по асфальту мимо "бритых наголо"газонов,травушку-муравушку не топчем...А не пойти ли нам погуляти на травушку-муравушку некошенную?!Пошли и попали на "настоящий сенокос"!

Наш фотоальбом ТРАВУШКА - МУРАВУШКА

https://www.facebook.com/media/set/?set=a.291428061000545.1073741959.100004000613160&type=1&l=5214b605b5
Свеча

НА НАШЕЙ УЛИЦЕ ПРАЗДНИК!

Мы живем на улице Пушкина и в Пушкинский день обязательно гуляем по ней. Поэтому каждый год у нас появляются новые "чудные мгновения"нашей жизни на этой улице! А вот как праздновали Пушкинкий день в Хабаровске в конце 19 века, в 100-летний юбилей поэта. (Нынче так не празднют...) В мае 1899 года вся Россия отмечала 100-летие со дня рождения А. С. Пушкина. В Хабаровске подготовка к юбилею шла всю зиму. Готовились речи, доклады. Хор любителей готовил литургию П. И. Чайковского, гимназистки прилежно разучивали стихи Пушкина, шились костюмы для постановки живых картин. Три дня чествовали память поэта. Открыла праздники женская гимназия, где состоялось литературно-вокально-музыкальное утро. Затаив дыхание, слушал зал пламенную речь инспектора гимназии С. Н. Браиловского «Отчего вся Россия празднует 100-летие со дня рождения Пушкина». Последние произнесенные им слова потонули в шуме оваций. Они стихли лишь при появлении на сцене гимназистки Натальи Петровой, рассказавшей биографию поэта. Пунцовая от смущения, она теребила свою косу. Объявив следующий номер и облегченно вздохнув, она легко соскользнула со сцены. Сменяя друг друга, гимназистки декламировали стихи, пели романсы на стихи Пушкина. Всем хотелось отличиться, заслужить похвалу. Девочки держались скромно, но с достоинством. Завершил программу хор, исполнивший фрагменты из опер Глинки, Даргомыжского, Чайковского. Главные события этих юбилейных торжеств разворачивались на следующий день на Соборной площади, где собрались почти все жители города. На возвышении, вблизи северных дверей собора, стояло духовенство в сияющих парчовых ризах. Позади духовенства размещались городские власти, а впереди — объединенный хор всех учебных заведений города численностью около двухсот человек. Этот громадный хор под управлением учителя пения Збайкова пропел панихиду. В Успенском соборе была отслужена заупокойная литургия по Пушкину. Для исполнения литургии Чайковского требовался большой состав хора. По этому случаю произошло объединение церковного хора с любительским. Гениальная музыка Чайковского прозвучала под управлением хормейстера Пилипчука, дирижировавшего раскованно и вдохновенно. Потрясенные услышанным, прихожане замерли в безмолвии. По окончании церковной службы избранное общество отправилось в военное собрание. Там под председательством И. П. Надарова проходило торжественное заседание Приамурского отделения Русского Императорского географического общества, посвященное памяти А. С. Пушкина. Ровно к назначенному часу в военное собрание прибыл генерал-губернатор Николай Иванович Гродеков. Осмотрев убранство вестибюля и зала, он похвалил руководителя за отменный вкус. Бюст поэта был установлен напротив входной двери, эффектно декорирован красным бархатом и живыми цветами. Возле бюста с двух сторон портреты государя императора и государыни императрицы. Хор, располагавшийся чуть выше, на парадной лестнице, пел тихо и стройно. Многочисленные депутации, входя в военное собрание, возлагали венки к ступеням пьедестала. Самыми роскошными были венки от городской думы, Приамурского отделения Русского Императорского географического общества и кадетского корпуса, поскромнее — от учебных заведений города. Возложили венки к бюсту великого поэта хабаровские любители музыкального и драматического искусства и редакция «Приамурских ведомостей». Местные любители сочинили кантату в честь Пушкина. Исполнение этой кантаты чередовалось с чтением любительских докладов. Долго еще обсуждали горожане такое необычное проведение торжественного заседания. Во всех подробностях пересказывалась речь генерал-лейтенанта Надарова, отметившего особый интерес Пушкина к дальневосточной земле. Он упомянул, что поэт, собираясь писать историю России, интересовался «Описанием земли Камчатки» С. П. Крашенинникова. В тот же день, вечером, на веранде военного собрания прошел банкет по подписке, где было собрано двести рублей на строительство народного дома имени А. С. Пушкина. Утром третьего дня праздник продолжился в саду кадетской школы, куда были приглашены ученики всех учебных заведений города. В небольшом, но уютном садике кадетской школы были устроены различные аттракционы: качели, карусели, гигантские шаги. Большой диковинкой тех лет был граммофон. Установленный тут же, в саду, в благоухающей сиренью беседке, граммофон собрал толпу ребятишек. Притихшие, слушали они музыку, доносившуюся сквозь шипение и треск несовершенного аппарата. Открыл детский праздник сам генерал-губернатор Н. И. Гродеков. Обойдя под звуки «Марша Преображенского полка» выстроившиеся для приветствия ряды учащихся, он сердечно поздоровался со всеми и вручил отличившимся ученикам портрет Пушкина и томики его стихотворений. Окончив церемонию награждения, Николай Иванович не покинул праздник, а расположился с группой учителей в отдалении. Ему доставляло большое удовольствие бывать среди детей, ощущать их радость и непосредственность. Закончился детский праздник исполнением хоровой кантаты в честь Пушкина и показом живых картин по сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке». Вечером того же дня в городском саду прошло народное гулянье. Духовой оркестр окружного штаба без устали играл вальсы, польки, мазурки... В парке было тесно, шумно и весело. Говорили, что народу собралось несколько сотен. У входа в парк члены комитета народных чтений раздавали портреты и томики стихов поэта.
Наш фотоальбом НА НАШЕЙ УЛИЦЕ ПРАЗДНИК!
https://m.facebook.com/media/set/?vanity=zangirovs&set=a.278641038945914&__cft__%5B0%5D=AZWOYKZHKr_Arh6SFcWWEJ2jY8YjjTr5PzsDtEF68zZdT13OnIWsmICYgG3sj4R0gx49tv1ZJrthTdTci8eseEp4AK3mpj8o3KUfqiwQwWpmavdTGYHx1srI-8nZ70CNw_bucBnAwowuAUJVVmlCutsb-PwamoLPxFP-2U26oaGs2A&__tn__=-UC%2CP-R
Свеча

Соловьиная ночь

 Соловей (667x700, 111Kb)

День Василиска считался соловьиным днем. Птицеловы именно в эту пору подслушивали соловьев для ловли.

Иван Тургенев в рассказе О соловьях словами простого птицелова-любителя описал и ловлю соловьев, и особенности пения:

Лучшими соловьями всегда считались курские; но в последнее время они похужели; и теперь лучшими считаются соловьи, которые ловятся около Бердичева, на границе; там, в пятнадцати верстах за Бердичевым, есть лес, прозываемый Треяцким; отличные там водятся соловьи. Время их ловить в начале мая. Держатся они больше в черемушнике и мелком лесе и в болотах, где лес растет; болотные соловьи – самые дорогие. Прилетают они дня за три до Егорьева дня; но сначала поют тихо, а к маю в силу войдут, распоются. Выслушивать их надо по зарям и ночью, но лучше по зарям; иногда приходится всю ночь в болоте просидеть. Я с товарищем раз чуть не замерз в болоте: ночью сделался мороз, и к утру в блин льду на воде намерзло; а на мне был кафтанишка летний, плохенький; только тем и спасся, что между двух кочек свернулся, кафтан снял, голову закутал и дыхал себе на пузо под кафтаном; целый день потом зубами стучал. Ловить соловья дело не мудреное: нужно сперва хорошенько выслушать, где он держится; а там точек на земле расчистить поладнее возле куста, расставить тайник и самку пришпорить, за обе ножки привязать, а самому спрятаться да присвистывать дудочкой, такая дудочка делается вроде пищика. А тайничок небольшой из сетки делается – с двумя дужками; одну дужку крепко к земле приспособить надо, а другую только приткнуть – и бечевку к ней привязать; соловей сверху как слетит к самке – тут и дернуть за бечевку, тайничок и закинется. Иной соловей очень жаден, так сейчас сверху пулей и бросится, как только завидит самку; а другой осторожен: сперва пониже спустится да разглядывает – его ли самка. Осторожных лучше сетью ловить. Сеть плетется сажен в пять; осыпешь ею куст или сухой дром, а осыпать надо слабо; как только спустится соловей – встанешь и погонишь его в сеть, он все низом летит – ну и повиснет в петельках. Сетью ловить можно и без самки; одною дудочкой. Как поймаешь соловья, тотчас свяжи ему кончики крылышек, чтобы не бился, и сажай его скорее в куролеску – такой ящик делается низенький, сверху и снизу холстом обтянут. Кормить пойманных соловьев надо муравлиными яйцами – понемножку и почаще; они скоро привыкают и принимаются клевать. Не мешает живых муравьев в куролеску напустить: иной болотный соловей не знает муравлиных яиц – не видал никогда – ну, а как муравьи станут таскать яйца – в задор войдет – станет их хватать.

Соловьи у нас здесь[1] дрянные: поют дурно, понять ничего нельзя, все колена мешают, трещат, спешат; а то вот еще у них самая гадкая есть штука: сделает эдак туу и вдруг: ви! – эдак визгнет, словно в воду окунется. Это самая гадкая штука. Плюнешь и пойдешь. Даже досадно станет. Хороший соловей должен петь разборчиво и не мешать колена, – а колена вот какие бывают:

Первое: Пулькание — этак: пуль, пуль, пуль, пуль…

Второе: Клыкание — клы, клы, клы, как желна.

Третье: Дробь — выходит примерно как по земле разом дробь просыпать.

Четвертое: Раскат – тррррррр…

Пятое: Пленкание – почти понять можно: плень, плень, плень.

Шестое: Лешева дудка – этак протяжно: го-го-го-го-го, а там коротко: ту!

Седьмое: Кукушкин перелет. Самое редкое колено; я только два раза в жизни его слыхивал – и оба раза в Тимском уезде. Кукушка, когда полетит, таким манером кричит. Сильный такой, звонкий свист.

Восьмое: Гусачок. Га-га-га-га… У малоархангельских соловьев хорошо это колено выходит.

Девятое: Юлиная стукотня. Как юла – есть птица, на жаворонка похожая, – или как вот органчики бывают, – этакой круглый свист: фюиюиюиюию…

Десятое: Почин – этак: тий-вить, нежно, малиновкой. Это по-настоящему не колено, а соловьи обыкновенно так начинают. У хорошего, нотного соловья оно еще вот как бывает: начнет – тий-вить, а там: тук! Это оттолчкой называется. Потом опять – тий-вить… тук! тук! Два раза оттолчка – и в пол-удара, этак лучше; в третий раз тий-вить – да как рассыплет вдруг, сукин сын, дробью или раскатом – едва на ногах устоишь – обожжет! Этакой соловей называется с ударом или с оттолчкой. У хорошего соловья каждое колено длинно выходит, отчетливо, сильно; чем отчетливей, тем длинней. Дурной спешит: сделал колено, отрубил, скорее другое и – смешался. Дурак дураком и остался. А хороший – нет! Рассудительно поет, правильно. Примется какое-нибудь колено чесать – не сойдет с него до истомы, проберет хоть кого. Иной даже с оборотом – так длинен; пустит, например, колено, дробь, что ли, – сперва будто книзу, а потом опять в гору, словно кругом себя окружит, как каретное колесо перекатить – надо так сказать. Одного я такого слыхал у мценского купца Ш…ва – вот был соловей! В Петербурге за тысячу двести рублей ассигнацией продан.

По охотницким замечаньям, хорошего соловья от дурного с виду отличить трудно. Многие даже самку от самца не узнают. Иная самка еще казистее самца. Молодого от старого отличить можно. У молодого, когда растопыришь ему крылья, есть на перушках пятнышки, и весь он темней; а старый – серее. Выбирать надо соловья, у которого глаза большие, нос толстый, и чтобы был плечист и высок на ногах. Тот-то соловей, что за тысячу двести рублей пошел, был росту среднего. Его Ш…в под Курском у мальчика купил за двугривенный.

В ночь на Вознесение Господне соловьи громче-звонче поют:знают и они,что это - последняя ночь пребывания Воскресшего Христа-Спаса на земле!Славят соловьи Господа,вселяя в наши души надежду на великую Его к нам милость!
Слушать этот музыкальный файл

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Свеча

НА ГЛАВНОЙ УЛИЦЕ - ОРКЕСТРЫ!


31 мая - день города Хабаровска.По этому случаю на главной улице Графа Муравьева-Амурского проходит парад духовых оркестров - участников фестиваля "Амурские волны". Звучит музыка, народ ликует!...

Наш фотоальбом НА ГЛАВНОЙ УЛИЦЕ - ОРКЕСТРЫ!
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.468532399956776.1073742262.100004000613160&type=1&l=77c75a5bb3

Свеча

"АМУРСКИЕ ВОЛНЫ" НАД АМУРОМ!


В Хабаровске проходит Международный фестиваль духовых оркестров "Амурские волны": уже в пятый раз около 500 военных музыкантов из нескольких стран Азиатско-Тихоокеанского региона радуют нас музыкой,песнями,танцами!
Концерты проходят на многих площадках Хабаровска,мы же побывали на концерте у стен Спасо-Преображенского кафедрального собора.
И хотя говорят,что лучше один раз увидеть,чем сто раз услышать, у нас наоборот: много фотографий,по которым можно получить только малейшее представление о том,что происходит на концерте, а услышать...можно только на самом концерте! Это великолепное зрелище!
Наш фотоальбом "АМУРСКИЕ ВОЛНЫ" НАД АМУРОМ!
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.468020860007930.1073742261.100004000613160&type=1&l=e37c8687b1
Свеча

ИДЕТ,ГУДЕТ ЗЕЛЕНЫЙ ШУМ!


Идет-гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний шум!
Играючи, расходится
Вдруг ветер верховой:
Качнет кусты ольховые,
Подымет пыль цветочную,
Как облако, — всё зелено,
И воздух, и вода!
Идет-гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний шум!
Как молоком облитые,
Стоят сады вишневые,
Тихохонько шумят;
Пригреты теплым солнышком,
Шумят повеселелые
Сосновые леса;
А рядом новой зеленью
Лепечут песню новую
И липа бледнолистая,
И белая березонька
С зеленою косой!
Шумит тростинка малая,
Шумит высокий клен...
Шумят они по-новому,
По-новому, весеннему...
Идет-гудет Зеленый Шум,
Зеленый Шум, весенний шум!

Наш фотоальбом ИДЕТ,ГУДЕТ ЗЕЛЕНЫЙ ШУМ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.827977887345557.1073742531.100004000613160&type=1&l=a1c8e10e63
Свеча

Танец у ручья. Адыгейская народная музыка.

xqemxTJzl0c
21 мая 2014 года от Р.Х.: 154 года назад закончилась Кавказская война...

Слушать этот музыкальный файл "Танец у ручья".

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru