Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Свеча

МЫ ВСЕГДА ВМЕСТЕ!

Это мы!

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!

Мы - празднолюбцы! Мы так и назвали свой ЖЖ:СОТВОРИМ ПРАЗДНИК!
Мы - это Ольга и Владимир Зангировы.


  • Здесь с Вами мы вместе!Мы желаем делиться с Вами радостью жизни с Богом и в Боге!

  • Наши Ангельские дни:11/24 июля Святой равноапостольной княгини Ольги и 15/28 июля Святого равноапостольного князя Владимира.

  • Не считаем возможным самим искать друзей через социальные сети - их дает Господь!

  • “О сем разумеют вси,яко мои ученицы есте,аще любовь имате между собою.”

Мы сами себя фотографируем день за днем,год за годом! Мы представляем Вам видео-и фоторепортажи о наших семейных православных традициях!Если Вас не затруднит пройтись по нашим  ссылкам,то Вы получите прямой доступ к нашим страницам в других социальных сетях.

- Дорогие друзья! Просим Ваших Святых молитв!
Мы делимся с Вами радостью о Господе! И радость наша не отымется от нас вовеки!
Свеча

КУЗЬМИНКИ!

Задушевная беседа!
На Кузьму-Демьяна 1/14 июля женщины вечером отмечают свой праздник — летние Кузьминки. Иногда у нас на Кузьминки бывают "бабьи посиделки"


Летние Кузьминки были чисто женским праздником, поэтому его еще называли Бабий праздник или Бабьи посиделки.

Это чисто женский праздник с хождением в гости, обязательной кашей, которую готовили и собирали вскладчину (женские братчины), с пивом, разговорами и песнями.

Справившись с работой на огороде, женщины ходили друг к другу в гости или устраивали пиры в складчину — женские братчины.

На Кузьму-Демьяна женщины успевают не только справиться с огородом, накосить травы, выполнить всю домашнюю работу, но и вечером отметить свой праздник – летние Кузьминки.

Хозяйки в этот день с самого утра варят общую кашу-сыпчину:одна несет воды, другая крупу,в котел попадало все, что каждая принесла: кто крупу, кто муку, кто молоко, кто яйца...

Потом приглашают святых Кузьму и Демьяна отведать стряпню. Такой кашей угощают не только соседей, но и всех нищих и странников.

Мешай дело с бездельем, проводи время с весельем.

Без труда и отдых не сладок.

Жить в соседах, быть в беседах.

Где песня льется, там легче живется.

"За дело — не мы, мы, а поесть, поплясать — лучше нас не за работу — не сыскать!"

Кто,как не малявинские бабы воплощают неунывающую душу русской женщины...

Кума к кумушке ходила, — так, так!
Да кума кумушку любила, — так, так!
«Ты поешь, кума, покушай, — так, так!
Да про мое житье послушай, — так, так!
Да я еще живу, горюшка, — так, так!
Да по три утра муку сею, — так, так!
Да на четверто высеваю, — так, так!
Да на раствор-от идет мера, — так, так!
Да на замес идет три меры, — так, так!
Да полтора-то пуда соли, — так, так!
Да не слыхала, как катала, — так, так!
Да жеребьюшку закатала, — так, так!
Да стала в печку садить, — так, так!
Да три лопаты изломала, — так, так!
Да на четверту посадила, — так, так!
Да печи устье закрывала, — так, так!
Да жеребьюшечка заржала, — так, так!
Да я к суседу побежала, — так, так!
Да от суседа прибежала, — так, так!
Да устье печки открывала, — так, так!
Да жеребьюшку выкатала, — так, так!
Да все притлело, пригорело, — так, так!
Да ни хвоста нету, ни гривы, — так, так!
Да ни копыт нету, ни щеток, — так, так!»
Наш фотоальбом КУЗЬМИНКИ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.693448744131806.1073742449.100004000613160&type=1&l=e786404767
Свеча

ПЕТРОВ МЯСОЕД - ЛЕТНИЙ!


Летний мясоед (между Петровым и Успенским постами) начинается 12 июля, когда празднуется день святых Апостолов Петра и Павла, и продолжается до 13 августа.
Летний мясоед: среда и пятница - сухоядение...

"Смотрите же за собою, чтобы
сердца ваши не отягчились
объядением и пьянством...
Лк. 21, 34"
А по Домострою с Петрова дня в мясоед к столу подают: лебедей, потрох лебяжий, журавлей, цапель, уток, почки заячьи, вырезки жареные, языки говяжьи жареные, баранью грудинку жареную, кур соленых, желудки да шейки куриные, баранину печеную, уху куриную, говядину соленую, юрмы, солонину с чесноком, солонину с пряностями, мясо вяленое с чесноком, мясо вяленое с пряностями, полотки утиные сушеные, старую солонину, языки говяжьи сушеные, языки лосиные, лосину да зайчатину в латках, зайчатину в лапше, зайчатину заливную, почки заячьи заливные, заячьи пупки, печень заячью, цыплят на вертеле, караваи с зайчатиной, курники, пироги слоеные, гречники с салом, слойки, говядину вяленую, вымя говяжье, вепревину, ветчину, свиное вымя, рубцы, похлебку, сычуги двойные, налимов гнутых, тукмачи, лапшу, карасей, кундумы, похлебки крутые, блины творожные, пироги, оладьи, кисели, каши, сливки, творожную смесь, молоко кипяченое, молоко с хреном, караваи ставленые, караваи блинчатые, караваи взбитые, караваи яичные.
Записки другого извода на весь год: В Петров мясоед к столу подаются: лебеди и потрох лебяжий, журавли, цапли, утки, полотки, заячья вырезка на вертеле, языки говяжьи на вертеле, грудинка баранья на вертеле, куры заливные, желудок да шейка куриные.
(http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1976)

А еще в это время множество рыбных блюд на трапезе!
А уж сколько разной овощной снеди - не перечесть! И огурцы, и помидоры, и морковка, и свекла, и редька, а уж про картошку молоденькую кто не знает?! И все свежеее.Да, прямо с грядки - не на нашем огороде только...
А уж про ягодное изобилие что сказать?!Заглянем снова в Домострой: "Брусничная же вода и вишни в патоке, и малиновый морс, и всякие сладости, и яблоки, и груши в квасу и в патоке, и пастилы, и левашники - и для себя, и для гостя, и больному всегда есть, если вовремя припасены.
А ранние фрукты?! Едим вдоволь!Запасаемся витаминами на зиму!

Наш фотоальбом ПЕТРОВ МЯСОЕД - ЛЕТНИЙ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.871521029657909.1073742556.100004000613160&type=1&l=ab3a19f957
Свеча

ИЮЛЬ: РОЗАНЦВЕТ-РАЗНОЦВЕТ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


Слава Богу,что Церковь живет по своему русскому календарю!
А как же еще бы мы знали,что 1 июля - это все-таки 18 число первого летнего месяца на Руси?!

Да, 1 июля - это еще месяц июнь,18 число! А 13 июля - это последний день Розан-месяца?!

В древнерусском быту июнь месяц розанцветом звали: шиповник-розан зацветал...

Вот что пишет Аполлон Коринфский в книге "Народная Русь: Июнь-розанцвет":
В древнерусском быту слыл июнь за месяц «изок» и в то же время «розанцветом» прозывался. Соседи и единоплеменники наших предков звали его каждый наособицу: поляки - «червцом», чехи со словаками - «червенем», иллирийцы - «липанем», кроаты - «иванча-ком» и «клисенем», сербы - «смазником» и «розовым», венды - «ше-стником», «прашником» и «кресником». Сначала выходил этот месяц четвертым из двенадцати в году; потом стал считаться за десятый; с 1700 же года, по изволению-указу Великого Петра, начал быть, как и в наши дни, шестым.

Июнь - конец пролетья, начало лета. «Месяц июнь, ау!» - приговаривают о нем по многим местам народной Руси, где почти везде к этому времени все закрома в амбарах пустым-пусты. «Июнь, в закром ветром дунь! Поищи: нет ли где жита по углам забито! Собери с полу соринки - сделаем по хлебце поминки!» - подсмеивается над подводимым с голоду мужицким брюхом прибауток посельский, добавляющий для большей ясности, что: «С июньского хлеба не велик прок: весь разносол - мякина, лебеда да горькая беда!» Немало и всяких других словечек крылатых от деревни к деревне, от села к селу по светлорусскому простору полетывает, перекликается голосами заливными, что струны гусельные, звонкими. «Пришел июнь-розан-цвет, отбою от работы нет!» - говорят в народе. - «Богат июнь-месяц, а и то после дедушки-апреля крошки подбирает!», «Поводит июнь на работу - отобьет до песен охоту!», «Что май, что июнь- оба впроголодь!», «Отец с сыном, май с июнем, ходят под окнами, Христа-ради побираются!», «В июне есть нечего, да жить весело: цветы цветут, соловьи поют!», «Июнь - скопидом, урожай мужику копит!», «Июньские зори хлеба зорят, скорее дозревать им велят».

Наш фотоальбом

ИЮНЬ: РОЗАНЦВЕТ-РАЗНОЦВЕТ!
https://www.facebook.com/media/set/?set=a.2374324396044224&type=3
Свеча

ИЮНЬ - ЧЕРВЕНЬ! ЯГОДНАЯ ПОРА!


Еще одно древнерусское название месяца июня ЧЕРВЕНЬ.
Существует несколько толкований этого названия,например такое: название июня "червень" усвоено ему от пресмыкающегося — червец или червень; так называются особенного рода красильные черви, появляющиеся в это время.
Оспаривать не станем:нам никакие червецы не встречаются...
А вот необыкновенно красивый оттенок красного цвета - червоный, красно-багровый - червленый, все-таки ближе поэтической душе русских людей!
Поспевают плоды и ягоды, созревают овощи...Воистину июнь «красный месяц» - ЧЕРВЕНЬ!
При этом не забываем, что месяц червень в древнерусском календаре длится с 14 июня по 13 июля современного календаря.

Наш фотоальбом ИЮНЬ - ЧЕРВЕНЬ! ЯГОДНАЯ ПОРА! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.681320292011318.1073742441.100004000613160&type=1&l=53dbe2e566
Свеча

АНГЕЛА ЗА ТРАПЕЗОЙ! ВСЕХСВЯТСКАЯ СЕДМИЦА


Сопутствующая Троице - Духову дню, первая по Пятидесятнице седмица, именуется Всесвятскою («Всех Святых»)


На Всехсвятской неделе всяк кусочек свят!
Свеча

КРУПЕНИЧКУ ПРАЗДНУЕМ!

13/26 июня в память святой мученицы Акилины(Акулины) празднуем Крупеничку!Помните сказку про прекрасную царевну,про то,как попала она в полон?..С той поры и узнали про гречу на Святой Руси.

А вот что вычитали у Аполлона Коринфского: «Не все мужики - гречкосеи!» - можно услышать из уст словоохотливой деревни. - «Не все гречкосеи, да всем в охотку гречневая кашка!»... Суровый, закаленный в горниле непокрытой нужды-невзгоды, крестьянский опыт оговаривает эту поговорку: «Сей рожь, а - греча - не печа (не забота!)», «Был бы хлеб, а каша будет!», «Без каши не помрешь, а без хлеба не проживешь!» Но охочие до каши хлеборобы не умолкают. «Каша - мать наша!» - говорят они: «Горе наше - грешневая каша: есть не хочется, покинуть не можется!» (или «есть не можется, отстать жаль!»), «Грешная каша - матушка наша, а хлебец ржаной - кормилец родной!», «Сладкая грешневая каша -что твой липец-мед», «Без грешневой каши мужику ни в чем спорины нет!»
Не всякая земля - на гречиху спора... «Не равна гречиха, не равна и земля!» - говорит народное слово. « Не верь гречихе на цвету, верь в - закрому!», - приговаривает оно, указывая на то, что греча -самый зябкий хлеб, почему и сеется позднее всех других. Ненадежен этот хлеб: «Холь гречиху до посева да сохни до покоса!». По сельской примете: «Гречиха плоха - овсу пороет!», «Гречиху сей, когда рожь хороша!» (по иному разносказу: «когда трава хороша»). «Сей гречиху или за неделю до Акулин (смотря по местности и погоде), или спустя неделю после Акулин!» ( день св. Акулины-«гречишницы» - 13-е июня), - приговаривает умудренная хозяйственным опытом деревня: «Не ровна гречиха, не ровна и земля: в иную и воз бросишь, да после зерна не соберешь!», «Осударыня-гречиха ходит боярыней, а как хватит морозу, веди на калечий двор!»
В старину бывал у благочестивых хозяев на Акулину-гречишницу корм нищей братии: варилась «мирская каша» - для всех живущих Христовым именем на крещеном миру. Благодарили убогие гости хлебосольных хозяев особым причетом, «Спасибо вам, хозяин с хозяюшкой, с малыми детками и со всем честным родом - на хлебе, на соли, на богатой каше!» причитали они: «Уроди, Боже, вам, православным, гречи без счету! Без хлеба, да и без каши - ни во что и труды наши!»
Гречневая каша с незапамятной поры стародавней слывет за любимую еду русского народа: не гнушаются ею даже в богатых хоромах, а не только в бедной хате. Ходит в народе о гречихе старая сказка, повествующая о том, как впервые попала греча на Святую Русь. «За синими морями, за крутыми горами жил-был царь с царицей», - начинает эта сказка свою певучую, изукрашенную цветами слова речь и продолжает: «На старость послал им Господь на утешение единое детище, дочь красоты несказынныя... Возрадовались царь с царицей и не знают от радости, какое имя дать дочери, как ее прикликати: какое имечко ни вспомнится им, есть оно и в других семьях - то у боярской дочери, то у княжеской, то у посадского мужика в семье»... Порешили царь с царицей снарядить посла, идти ему всех встречных-поперечных опрашивать об имени, чтобы дать его красавице царевне. Попалась послу старуха старая: на вопрос посла отвечала седая, что зовут ее «Крупеничкою». Не верит боярин, никогда не слыхивал он такого имечка; но когда стала клясться-божиться старая, взял в толк посланец царский, что за таким-то неслыханным именем и послали его на поиски. Отпустил он старуху - «в Киев-град Богу молиться, а на отпуске наделял золотой казной». Вернулся посол к царю с царицею, поведал им обо всем, и нарекли они новорожденное свое детище «Крупеничкою»... Выросла-повыросла царевна, надумали отец с матерью замуж ее отдавать, послали по всем царствам-королевствам искать себе зятя. Вдруг - ни думано, ни гадано - подымалась орда бесерменская. Не посчастливилось царю в войне с ордой, положил он со всеми князьями-боярами на кровавом поле свою голову. Полонила орда все царство, и досталась царевна во полон злому татарину. Три года томилась красавица в тяжкой неволе; на четвертый шла-прошла старуха-старая через Золотую Орду из Киева, - увидела полоняночку, увидав - пожалела да и оборотила царскую дочь «в гречневое зернышко»; спрятала его в свою калиту да и пошла на Святую Русь. Идет старая, а царевна ей: «Спасла меня от работы великия, от неволи тяжкие сослужи еще службу последнюю: как придешь на Святую Русь, на широки поля привольные, схорони меня в землю!» Просьба царевны была исполнена, но - как схоронила старуха гречневое зернышко, - «и учало то зернышко в рост идти, и выросла из того зернышка греча, о семидесяти семи зернах. Повеяли ветры со всех со четырех сторон, разнесли те семьдесят семь зерен на семьдесят семь полей. С той поры, заканчивается сказка, - на Святой Руси расплодилась греча...»

К этому времени в одних местах уже зацветает греча,в других только посеяли,а старый урожай в закромах уже заканчивается.А у нас к этому дню остается гречи как раз на одну кашу!
Во время посева,в день Гречишницы, всякого странника угощали кашей досыта. Странники ели да похваливали и желали, чтоб посев был счастливый, чтоб гречи уродилось на полях видимо-невидимо, потому что без хлеба да без каши ни во что и труды наши!

Наш фотоальбом КРУПЕНИЧКУ ПРАЗДНУЕМ! https://www.facebook.com/media/set/?set=a.290222857787732.1073741952.100004000613160&type=1&l=cd2cce5c1e
Свеча

МЫ - КВАСНЫЕ ПАТРИОТЫ!


Дорогие друзья! Вы на самом деле хотите научиться варить квас домашний? Рецепт простейший:берете ржаной хлеб, в духовке ломти подрумяниваете, заливаете кипятком, добавляете сахар, остужаете до тепленького состояния. Потом туда добавляете дрожжи,ставите в теплое место и ждете, пока закваска подойдет. Запузырится и заиграет. Пропорции такие: ломоть хлеба, дрожжи с ноготок указательного пальца, сахара 1 ст. Пока готовится закваска, готовим сусло: тот же ржаной хлебушек также зарумяниваем в духовке, заливаем кипятком. Накрываем - пусть настаивается. Пропорции: на 3 литра 2-3 ломтя хлеба и сахар по вкусу: для окрошки поменьше, по 2-3-4 ст.л достаточно. Когда остынет до теплого состояния, соединяем с закваской. Опять ставим в теплое место. И смотрите, как будет квас играть! Когда осядет закваска, квас готов ! Только учтите, что первая закваска может забражиться!!! Проверить на практике! Мы сливаем квас примерно на второй день, и завариваем новый квас. Если вникните в простой квас, то потом можете добавлять и изюм, и что хотите. А еще лучше, если есть сухой квас, иногда туда и солод добавляют! Мы сухой квас обязательно поджариваем - цвет красивее и вкуснее. Тогда на 3 л надо 3 ст. л сухого кваса. Варите квас и пейте на здоровье!
Свеча

В.НИКИФОРОВ-ВОЛГИН. ЗЕМЛЯ ИМЕНИННИЦА


Березы под нашими окнами журчали о приходе Святой Троицы. Сядешь в их засень, сольешься с колебанием сияющих листьев, зажмуришь глаза, и представится тебе пересветная и струистая дорожка, как на реке при восходе солнца; и по ней в образе трех белоризных ангелов шествует Святая Троица.
Накануне праздника мать сказала:
— Завтра земля именинница!
— А почему именинница?
— А потому, сынок, что завтра Троицын день сойдется со святым Симоном Зилотом, а на Симона Зилота земля именинница: по всей Руси мужики не пашут!
— Земля именинница!
Эти необычайные слова до того были любы, что вся душа моя засветилась.
Я выбежал на улицу. Повстречал Федьку с Гришкой и спросил их:
— Угадайте, ребята, кто завтра именинница? Ежели угадаете, то я куплю вам боярского квасу на две копейки!
Ребята надулись и стали думать. Я смотрел на них, как генерал Скобелев с белого коня (картинка такая у нас).
Отец не раз говорил, что приятели мои Федька и Гришка не дети, а благословение Божие, так как почитают родителей, не таскают сахар без спроса, не лазают в чужие сады за яблоками и читают по-печатному так ловко, словно птицы летают. Мне было радостно, что таким умникам я загадал столь мудреную загадку.
Они думали, думали и, наконец, признались со вздохом:
— Не можем. Скажи.
Я выдержал степенное молчание, высморкался и с упоением ответил:
— Завтра земля именинница!
Они хотели поднять меня на смех, но потом, сообразив что-то, умолкли и задумались. — А это верно,— сказал серьезный Федька,— земля в Троицу завсегда нарядная и веселая, как именинница!
Ехидный Гришка добавил:
— Хорошая у тебя голова, Васька, да жалко, что дураку досталась!
Я не выдержал его ехидства и заревел.
Из окна выглянул мой отец и крикнул:
— Чего ревешь? Сходил бы лучше с ребятами в лес за березками!
Душистое и звенящее слово «лес» заставило дрогнуть мое сердце. Я перестал плакать. Примиренный, схватил Федьку и Гришку за руки и стал молить их пойти за березками.
Взяли мы из дома по ковриге хлеба и пошли по главной улице города с песнями, хмельные и радостные от предстоящей встречи с лесом. А пели мы песню сапожников, проживавших на нашем дворе:
Моя досада — не рассада: Не рассадишь по грядам; А моя кручина — не лучина: Не сожжешь по вечерам.
Нас остановил пузатый городовой Гаврилыч и сказал:
— Эй, вы, банда! Потише!
В лесу было весело и ярко до изнеможения, до боли в груди, до радужных кругов перед глазами. Повстречались нам в чаще дровосеки. Один из них — борода, что у лесовика,— посмотрел на нас и сказал:
— Ребята живут, как ал цвет цветут, а наша голова вянет, что трава...
Было любо, что нам завидуют и называют алым цветом.
Перед тем как пойти домой с тонкими звенящими березками, радость моя была затуманена.
Выйдя на прилесье, Гришка предложил нам погадать на кукушку — сколько, мол, лет мы проживем.
Кукушка прокуковала Гришке 80 лет, Федьке 65, а мне всего лишь два года.
От горькой обиды я упал на траву и заплакал:
— Не хочу помирать через два года!
Ребята меня жалели и уговаривали не верить кукушке, так как она, глупая птица, всегда врет. И только тогда удалось меня успокоить, когда Федька предложил вторично «допросить» кукушку.
Я повернул заплаканное лицо в ее сторону и сквозь всхлипывание стал просить вещую птицу:
— Кукушка, ку-у-ку-шка, прокукуй мне, сколько лет на свете жить?'
На этот раз она прокуковала мне пятьдесят лет. На душе стало легче, хотя и было тайное желание прожить почему-то сто двадцать лет...
Возвращались домой при сиянии звезды-вечерницы, при вызоренных небесах, по тихой росе. Всю дорогу мы молчали, опускали горячие лица в духмяную березовую листву и одним сердцем чувствовали: как хорошо жить, когда завтра земля будет именинница!..
Приход Святой Троицы на наш двор я почувствовал рано утром в образе солнечного предвосходья, которое заполнило нашу маленькую комнату тонким сиянием. Мать уставно затепляла лампаду перед иконами и шептала:
— Пресвятая Троица, спаси и сохрани-
Пахло пирогами, и в этом запахе чувствовалась
значительность наступающего дня. Я встал с постели и наступил согретыми ночью ногами на первые солнечные лучи — утренники.
— Ты что в такую рань? — шепнула мать.— Спал бы еще.
Я деловито спросил ее:
— С чем пироги?
— С рисом.
— А еще с чем?
— С брусничным вареньем.
— А еще с чем?
— Ни с чем.
— Маловато,— нахмурился я,— а вот Гришка мне сказывал, что у них сегодня шесть пирогов и три каравая!
— За ним не гонись, сынок... Они богатые.
— Отрежь пирога с вареньем. Мне очень хочется!
— Да ты, сынок, фармазон, что ли, али турка? — всплеснула мать руками.— Кто же из православных людей пироги ест до обедни?
— Петро Лександрыч,— ответил я,— он далее и в посту свинину лопает!
— Он, сынок, не православный, а фершал! — сказала мать про нашего соседа фельдшера Филиппова.— Ты на него не смотри. Помолись лучше Богу и иди к обедне.
По земле имениннице солнце растекалось душистыми и густыми волнами. С утра улсе было знойно, и все говорили — быть грозе!
Ждал я ее с тревожной, но приятной настороженностью — первый весенний гром!
Перед уходом моим к обедне пришла к нам Лида — прачкина дочка, первая красавица на нашем дворе, и, опустив ресницы, стыдливо спросила у матери серебряную ложку. — На что тебе?
— Говорят, что сегодня громовой дождь будет, так я хочу побрызгать себя из серебра дождевой водицей. От этого цвет лица бывает хороший!
Сказала и заяснилась пунцовой зорью.
Я посмотрел на нее, как на золотую чашу во время литургии, и, заливаясь жарким румянцем, с восхищением и радостной болью воскликнул:
— У тебя лицо, как у Ангела Хранителя!
Все засмеялись. От стыда выбежал на улицу, спрятался в садовой засени и отчего-то закрывал лицо руками.
Именины земли церковь венчала чудесными словами, песнопениями и длинными таинственными молитвами, во время которых становились на колени — а пол был устлан цветами и свежей травой. Я поднимал с пола травинки, растирал их между ладонями и, вдыхая в себя горькое их дыхание, вспоминал зеленые разбеги поля и слова бродяги Яшки, исходившего пешком всю Россию.
— Зеленым лугом пройдуся, на синее небо на-гляжуся, алой зоренькой ворочуся!
После обеда пошли на кладбище поминать усопших сродников. В Троицын день батюшки и дьякона семи городских церквей служили на могилах панихиды. Около белых кладбищенских врат кружилась, верещала, свистела, кричала и пылила ярмарка. Безногий нищий Евдоким, сидя в тележке, высоким рыдающим голосом пел про Матерь Божию, идущую полями изусеянными и собирающую цветы «дабы украсить лсивоносный гроб Сына Своего Возлюбленного».
Около Евдокима стояли бабы и, пригорюнившись, слушали. Деревянная чашка безногого была полна медными монетами. Я смотрел на них и думал: хорошо быть нищим! Сколько на эти деньги конфет молено купить!
Отец мне дал пятачок (и это праздник). Я купил себе на копейку боярского квасу, на копейку леденцов (четыре штуки) и на три копейки «пильсиннаго» мороженого. От него у меня заныли зубы, и я заревел на всю ярмарку.
Мать утешала меня и говорила:
— Не брался бы, сынок, за городские сладости! От них всегда наказание и грех!
Она перекрестила меня, и зубы перестали болеть.
На кладбище мать посыпала могилку зернами — птицам на поминки, а потом служили панихиду. Троицкая панихида звучала светло, «и жизнь бесконечная», про которую пели священники, казалась тоже светлой, вся в цветах и в березках.
Не успели мы дойти до дома, как на землю упал гром. Дождь вначале рассыпался круглыми зернинками, а потом разошелся и пошел гремучим «косохлестом». От веселого и большого дождя деревья шумели свежим широким говором, и густо пахло березами.
Я стоял на крыльце и пел во все горло...
На середину двора выбежала Лида, подставила дождю серебряную ложечку и брызгала милое лицо свое первыми грозовыми дождинками.
Радостными до слез глазами я смотрел на нее и с замиранием сердца думал: «Когда я буду большим, то обязательно на ней женюсь!»
И чтобы поскорее вырасти, я долго стоял под дождем и вымочил до нитки свой новый праздничный костюм.