June 2nd, 2021

Свеча

Князи Всеволод-Гавриил и Довмонт-Тимофей - небесные защитники Приамурья

Небесные защитники Приамурья
В домовом храме Хабаровской Духовной Семинарии, в честь святителя Иннокентия Московского,  есть икона «Явление святых благоверных Псковских князей Всеволода-Гавриила и Довмонта-Тимофея отряду казаков в дозоре близ Албазинского острога в лето 1679»…Вторая половина XVII столетия. В Приамурье идет война между Российской империей и Китаем, в котором правит императорская династия Цинь, за главные русские пограничные пункты на реке Амур.  Оба государства  принимали меры по усилению своего присутствия в Приамурье. В 1682 году отношения между ними обостряются, Россия учреждает отдельное Албазинское воеводство, направив на Амур воеводу А.Л. Толбузина с отрядом служилых людей. В 1682 году образовывается Албазинское воеводство, в которое вошло Приамурье, по обоим берегам от сляния рек Шилки и Аргуни. Организовывались новые поселения в бассейне реки Зея. В сентябре 1682 года китайский император дал поручение сановникам Лантаню и Пэнчуню оценить возможности вытеснения русских из Приамурья.

В истории Албазинского острога основными событиями являются две осады маньчжурами в 1685 и 1686-1987 гг. В ходе первой из них укрепления Албазина оказались не в состоянии противостоять разрушительной силе китайских пушек, и острог был сдан. Большинство защитников крепости во главе с воеводой А.Л. Толбузиным ушли после этого в Нерчинск, а пожелавшие служить «императору поднебесной» были уведены в Пекин, где из них сформировали отдельную роту императорской гвардии. Как только выяснилось, что маньчжуры покинули развалины Албазина, Нерчинский воевода И.Власов отправил на восстановление острога два отряда - во главе с военачальниками А.И. Бейтоном и А.Л. Толбузиным. В июне 1686 г. строительство новых укреплений в основном закончилось, а вскоре 7 июля маньчжуры вновь осадили город. Албазин переживал разные моменты своей героической истории. По Нерчинскому договору 28 августа 1689 он оказался за пределами территории Российской империи. По условиям этого соглашения, острог подлежал уничтожению, а его жители  - переселению. Населявшие Албазин так и сделали. От героической крепости ничего не осталось.


В древлехранилище Псковского государственного объединенного историко-архивного и художественного музея-заповедника под номером 229/49 хранится довольно-таки объемистый рукописный сборник. Написан он крайне неразборчиво, на грубой синей бумаге, какой пользовались в начале прошлого столетия. Кто был первым его владельцем, сказать трудно. Известно, однако, что где-то около 1845 г. его приобрел псковский купец Ф.И. Михайлов. Это «Повесть о чудеси святых благовеных великих князей Всеволода и Довмонта, во святом крещении нареченных Гавриила и Тимофея псковских чудотворцев». Это – документальное свидетельство «Повесть» - одно из документальных свидетельств трагической истории Албазинской крепости, построенной в 1665 г. на Амуре русскими первопроходцами, не раз осаждаемой маньчжурами ив конце концов разрушенной самими русскими. По-видимому, подлинный автор «Повести» не пережил трудных для русского Приамурья лет и погиб при героической обороне Албазина или острогов на Зее и Селемдже. Остался только этот список его летописи-хроники.  Среди многочисленных защитников Албазинской крепости,  также были и выходцы из Псковской земли. Достоверные сведения об этом датируются 1675 годом.  Вот история явления в подробном изложении:  http://ostrog.ucoz.ru/publ/a/1-1-0-3?fbclid=IwAR0aRAUbsQbIaM0bK5qq2nq38XdZ0m74dQuhdirM5koljvqGyUhoU7Q_dqM
«Повесть о чудеси святых благоверных великих князей Всеволода и Довмонта, во святом крещении нареченных Гавриила и Тимофея псковских чудотворцев»
«Лета 7198 го октября в 23-й день. В Якутской, в приказной избе перед генералом и воеводою пред Матфеем Осиповичем Кровковым Албазинские козаки Ганка Флоров да Митка Тушов с товарищи с семьдесят три человека сказали: ходили де они для ясашного сбору и на соболиные промыслы по Амуру кто где, кто иным по сторонним рекам. И отделилось де от них станица двенадцать человек Васка и приехали де от них с стороны два человека на белых лошадях и в брони, в сайдаках и с копии. И спрошали: «Что де вы за люди?» И они им сказали: «Мы де из албазина служилые и промышленные люди». И они им рекли: «Что де вы упромышляли соболей?», и они им сказали: «Еще де нам бог не послал ничего». И они рекли им: «Сколку де у вас в промыслу обещание добрых соболей?», и они им сказали: «Обещались де мы псковским чудотворцам Всеволоду и Доманту отдать на церкви с десяти соболей по [… ] соболю». И те два воина вопросили их: «Давно де вы промышляете, и давно ли обещание ваше псковским чудотворцам и вы образ псковских чудотворцев знаете ль?» И они им сказали: «Что де мы во образ псковских чудотворцев не знаем, только де на них веру держим». И воины рекли им: «Смотрите де вы на наши, таковы же подобия и псковские чудотворцы что и мы. А как де будете во Албазине и вы скажете соборному белому попу, придут де из них под град китайские люди, и Албазинцы де град здадут. И после де того придут русские люди, и город засядут. И паки придут китайцы, и будут ко граду приступы и бои великие, и на тех боях будем мы в помощь русским людям. А они бы русские люди не торопились, а града китайцы не возьмут… И приходили под Албазин Китайцы и Албазин град китайцам здаша, и с ними отьехаша в Китай, и Русские де люди после поворотились и город Албазине засели, и быша бои и приступы великие меж себя ножами резались. И помощию псковских чудотворцев Русские люди град отсидели. И тех воинов свещи и имена промышленных людей которые подали свещи и имена тех дву воины положиша пред спасовым образом».
В данном повествовании содержится довольно подробное описание снаряжения святых: «на белых лошадях и в брони, в сайдаках и с копии».
Святые благоверные великие псковские князья Всеволод-Гавриил (+1138)  и Довмонт-Тимофей (+1299)  являлись правителями и защитниками Северо-Западных земель.  В истории Приамурья, мы можем видеть их небесное покровительство над Дальневосточными рубежами России. Как когда-то они совершали во время своей земной жизни на Северо-Западе. На тех землях, за которые как и за Дальневосточные, испокон веков приходилось сражаться.



Небесные защитники Приамурья
Автор:Кузнецов М.Ю., преподаватель и заведующий библиотекой Хабаровской духовной семинарии (Псков-Хабаровск) Фото из архива автора


http://dvseminary.ru/publications/items/44820/
Свеча

КРЕСТНАЯ СЛАВА


Крестная слава - праздник "малой церкви"

Каждый род в Сербии имеет собственный "престольный праздник", который называется Крестная слава. Дело в том, что некогда крещение здесь принимали целыми семьями — часто в значимый церковный праздник. До сих пор в день Крестной славы семьи и их друзья собираются за большим столом, чтобы после литургии и причастия вместе преломить Славский колач.

— Какую Славу славишь? — спрашивает меня Саша Михайлович из села Велика Хоча, сербского анклава в крае Косово и Метохия. Вместе с женой Снежаной они занимаются виноделием и сдают комнаты в своем доме приезжим вроде меня.

"Какую Славу славишь?" — для серба это один из тех вопросов, которые сами собой возникают при знакомстве, наряду с "как тебя зовут?" или "где ты живешь?". Ведь люди, славящие одну Славу, вполне вероятно, могут оказаться родственниками.

Крестная Слава — праздник, который можно назвать именинами рода. Во времена, когда Сербия принимала святое крещение, крестились обычно целыми семьями, родами. Крещение, как правило, приурочивали к крупным православным праздникам, дням памяти святых, становившихся тем самым небесными покровителями рода. А память их отныне праздновали как общие именины, "престольный праздник" своей "малой церкви" — Крестную Славу.Обычные именины — Имендан — отмечают тоже, но он есть не у всех — в Сербской Церкви крестят с любыми именами, в том числе и так называемыми народными — славянскими. Оттого-то так много там имен, берущих начало в седой языческой древности — от откровенно обережных типа Ненада или Страхини до "звериных" вроде Вука (волка) и производных от него Вуканы или Вукашина. Впрочем, сербы верят, что после такого количества войн, 500-летнего турецкого ига и всех катастроф XX века все имена у них святые — на каждое найдется хотя бы по одному безвестному мученику или воину, положившему свою жизнь за Христа.

Канон Крестной Славы существует только в Сербской Православной Церкви и был установлен в XIII веке святым равноапостольным Саввой Сербским. Согласно ему, перед празднованием прежде всего следует получить Божие благословение — накануне Славы семья приглашает к себе священника, чтобы он освятил Славскую воду и благословил дом. При освящении воды священник читает молитвы о здравии всех членов семьи и о упокоении родственников, которых уже нет в живых, кропит дом пучком базилика. Все пьют святую воду, и на ней же потом замешивают тесто для ритуального Славского колача — особого пшеничного хлеба, без которого невозможно представить себе Крестную Славу. В освященной воде варят и зерно для Славского жита — праздничной кутьи из пшеницы с сахаром или медом, орехами и изюмом.Жито, с которого начинается праздничный обед, символизирует плоды земные, которые человек получает от Бога и которые приносит в жертву в память святого покровителя и своих предков. Славский хлеб символически представляет собой хлеб насущный, а красное вино, которое тоже обязательно присутствует на столе, — Кровь Иисуса Христа, пролитую за людей. Хотя, конечно же, ни колач, ни вино не заменяют собой причастия — по церковной традиции, в день Славы члены семьи должны быть в храме на литургии и причаститься.

После литургии священник освящает колач, окропляет его вином и преломляет вместе с хозяином дома, возглашая: "Христос с нами!" — "И ныне и вовеки!" — отвечает хозяин. Если праздник по каким-то причинам празднуется без священника, колач преломляют хозяин с кумом. Хлеб делится по числу собравшихся. В доме, украшенном венками, зажигают освященную в церкви большую восковую свечу, и она горит весь день, символизируя Свет истины Христовой, просвещающий всех. Праздничная трапеза начинается со Славского жита и обычно включает жаркое — целиком зажаренного ягненка или поросенка — и прочие яства, которые приготовили к этому дню домовитые сербские хозяйки. Если же Слава приходится на постные дни, стол изобилует кушаньями из рыбы и морепродуктов, овощей, всевозможной выпечкой — на Славу не принято скупиться.

На Крестную Славу принято приглашать родственников и друзей семьи, причем если вас однажды пригласили на Славу в сербскую семью, на каждую следующую вам не нужно будет ждать приглашения — вы будете желанным гостем в этом доме всегда.

Крестная Слава наследуется по мужской линии — девушка, выходя замуж, начинает славить Славу мужа. А сын, отделившись от родительской семьи и заживший своим домом, первую Славу встречает в доме отца, который передает ему четверть своего колача, и тот приносит ее в свой дом, кладя начало Крестной Славе собственной семьи. Поэтому вполне логично, что у многих родственников этот праздник выпадает на один и тот же день — тогда Славу славят в своей семье, а на следующий день ходят друг к другу в гости.

Но не только у родных может совпадать день Славы. Особенно много сербов славят свою Славу в дни наиболее почитаемых и любимых в народе святых — на Михайлов день, весенний праздник Святого Георгия (Джурджевдан), день апостолов Петра и Павла, дни памяти святителя Николая Чудотворца, Димитрия Солунского, святой Параскевы (Петки)…

В каждом доме, где празднуют Крестную Славу, обязательно присутствует икона с изображением святого покровителя семьи. Начиная какое-либо важное дело, принято попросить перед ней у святого благословения и помощи. Особо нерушимой считается клятва Крестной Славой — преступить ее считается величайшим кощунством. История Крестной Славы тесно связана с историей сербского народа. Это традиция, которая не прерывалась ни в эпоху османского ига, ни во времена других бедствий, включая две мировые войны, ни в период господства коммунистической идеологии.В последнее время для многих сербов Крестная Слава из христианского обычая в почитание традиции, повод для семейного торжества, застолья и встречи родных и друзей. Однако и раньше, и теперь Церковь не устает напоминать: главное в праздновании Крестной Славы — все-таки не преломление Славского колача, а литургическое общение. Так же как "малая церковь", как называют православную семью, всегда лишь часть Церкви "большой", выстроенной вокруг Чаши с Телом и Кровью Христовыми. А наши святые покровители — молитвенники и предстатели за нас перед единым Господом, который и является Творцом и создателем всего сущего, источником всяческого блага и спасения.(Оригинал:http://cs620720.vk.me/v620720036/8883/AwF7YVjavh8.jpg)